Литература
Воскресенье, 24.09.2017, 13:43
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1128
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2016 » Июль » 29 » ГЛАВА II СТЕНДАЛЬ часть 1.
16:10
ГЛАВА II СТЕНДАЛЬ часть 1.

ГЛАВА II

СТЕНДАЛЬ

1

«Стендаль — человек XVIII столетия, заблудившийся в героической наполеоновской эпохе», — писал более полувека назад его исследователь К. Стрыенский. Другие утверждали нечто противоположное: Стендаль родился на сто лет раньше, чем ему полагалось, это человек XX века, наш современник, ведь сам он взывал к будущему и, предрекая себе посмертную славу, утверждал, что пишет для далекого потомства.

Делать из этих «пророчеств» далеко идущие выводы нет оснований: он родился в должное время и в должном месте, был блестящим представителем своего времени и выразил в своем творчестве свойственные его стране и эпохе тенденции, идеи и волнения.

Первое свое философское и литературное образование он получил во времена Консульства и Империи. В ту эпоху философия и эстетика шли по генеральному пути, проложенному еще в XVIII веке. В философии господствовал сенсуализм Кондильяка, в этике — утилитаризм Гельвеция. В литературе и искусстве почти безраздельно властвовал классицизм. Робкие попытки реформ вызывали бурный протест и тотчас же отклонялись. Стендаль шел в том же фарватере, обсуждая сложнейшие вопросы философии и искусства, взвешивая аргументы, пытаясь примирить собственные ощущения с рассуждениями и аксиомами школы.

С точки зрения сенсуализма, психика, мышление и познание возникают из ощущений. Ощущение вызывается воздействиями внешнего мира. Эти воздействия при бесчисленном повторении производят изменения в бесчувственной материи и создают живой организм. В каком отношении находится ощущение к внешнему миру — вопрос, который разрешался по-разному. Кондильяку казалось невозможным определить это отношение, иначе говоря, степень достоверности познания. Большинство философов XVIII века склонялись к более оптимистическим взглядам материалистического характера. Дальнейшим развитием сенсуализма была философия Деспота де Траси, изложенная в его многотомном сочинении под названием «Идеология». Стендаль был его убежденным и страстным учеником.

Основная задача Траси заключается в том, чтобы проследить превращение ощущений в понятия и, вместе с тем, определить достоверность нашего познания и причины возможных ошибок. Согласно Траси, ощущение никогда не бывает ошибочным, потому что оно лишь регистрирует воздействия среды. Оно может быть неполным— тогда одно ощущение может быть дополнено другим. Ощущения, испытанные органом зрения, дополняются слухом, осязанием и т. д. При помощи пяти внешних чувств мы создаем наши представления о вещах. Для того чтобы произвести суждения, чтобы составить более полное представление о мире, открыть причины явлений и постичь их природу, необходима работа ума. Ошибка может произойти тогда, когда мы составляем суждения, делаем выводы и на основании наших ощущений создаем общие понятия, «идеи». «Идеология» и есть наука об идеях, их происхождении, их познавательной ценности, а также о правилах, согласно которым можно сделать их соответствующими действительности.

Ошибочное суждение мы можем произвести, если пользуемся не непосредственными ощущениями, а воспоминаниями о них. Воспоминания могут исказить подлинное ощущение, на следы первичных ощущений могут наслоиться воспоминания о других ощущениях. При создании суждения мы могли сопоставить наши ощущения со сведениями, полученными из других, непроверенных, искажающих факты источников. Так возникают ложные идеи, которые мешают познать реальный мир, оценить процессы, в нем происходящие, нашу роль в окружающей среде и потому повести нас по ложному пути.

Чтобы избежать ошибок при составлении суждения или освободиться от ложных суждений, вкравшихся в наше сознание и руководящих нашим поведением, нужно проверить идеи данными ощущений. Таков способ по-

 

строения новых понятий, более соответствующих действительности, т. е. более истинных. Процесс построения истинных идей подчинен правилам, которые изучаются особой наукой, логикой. Этой науке Дестют де Траси посвятил отдельный том своей «Идеологии» под названием «Логика».

Другой том сочинений Дестюта де Траси называется «Грамматикой». Грамматика для Дестюта де Траси есть не что иное, как логика, примененная к языку. Слово должно дать нам средство постижения действительности, но оно часто содействует искажению действительности и вводит в заблуждение. Логика и грамматика являются орудиями, которые при правильном пользовании ими могут создать правильное представление о действительности.

Ощущение сопровождается чувством удовольствия и страдания, и это единственное, что побуждает к действию нашу волю, единственное, на чем мы можем строить систему жизненных ценностей и систему поведения. Так Дестют де Траси приходит к философии утилитаризма, самым заметным представителем которой в XVIII веке был Гельвеций.

Гельвеций утверждал, что все поступки человека вызваны стремлением к счастью. Исходя из этого, он строил свою систему этики. Нужно было объяснить, почему, зная только свое наслаждение и стремясь только к нему, человек жертвует жизнью, чтобы спасти кого-то другого, отечество, общество. Так возникает проблема взаимоотношения личного и общего (или общественного) интереса.

Личный интерес присущ каждому —это биологическое свойство организма. Но человек живет в обществе других людей, и каждый стремится к своему счастью. Различно направленные воли могут сталкиваться и терпеть от этого урон. Чтобы обеспечить общественную жизнь и, следовательно, наибольшее благополучие каждого данного индивидуума, люди вступают в договор — теория договора торжествует в общественных науках, начиная с XVII и вплоть до начала XIX века. Этот договор предполагает, что человеку полезно и даже необходимо вызывать к себе симпатию других людей. Но для этого он сам должен приносить людям добро. Сумма действий, которые совершает человек на благо своих соотечественников или членов общества, составляет его добродетель. Максимальное количество добродетели в данном обществе определяет его благополучие и, следовательно, счастье каждого его члена. «Погоня за счастьем», которую Стендаль проповедовал всю свою жизнь, в конечном счете не что иное, как искусство добродетели, добытое строгим логическим мышлением и ясным пониманием среды, в которой живешь.

Опираясь на философию сенсуализма, он должен был с особым вниманием относиться к физиологическим основам психики. Если ощущение является первичным актом познания, при помощи которого следует проверять общие идеи, то, следовательно, физиологические процессы, делающие ощущение возможным или ему мешающие, представляют первостепенную важность. Как воспринимается мир тем или иным организмом, как реагирует этот организм на впечатления, превращая их в страсть или волю? От этого зависит не только жизнь человека, но и жизнь общества и искусства.

Еще в древности существовало созданное Гиппократом учение о темпераментах — о «равновесии жидкостей» в организме человека. В зависимости от преобладания той или иной жидкости меняется система равновесия, т. е. темперамент. Гиппократ различал четыре темперамента—флегматический, меланхолический, сангвинический и холерический. Кабанис, врач и физиолог, автор книги «Об отношениях физического и духовного в человеке», на которую Стендаль часто ссылался, добавил к этим четырем еще два: нервный и атлетический. Стендаль, изложивший эту теорию в «Истории живописи в Италии» (1817), часто пользуется ею для характеристики своих персонажей. Ею он объясняет различие национальных характеров. Темперамент, т. е. преобладание того или иного «сока», зависит от климата, пищи, образа жизни и труда, следовательно, от общественного существования в первую очередь. Таким образом, и в этом плане «Идеология» тесно связана с социологией.

Когда психология основывается на физиологии, то в игру вступает понятие подсознательного. Утверждая, что склад ума и жизнь страстей зависят от соотношения жидкостей, от объема грудной клетки, от мускульной массы и т. д., «идеологи» должны были признать, что причины наших переживаний скрываются р глубинах бессознательного, и побуждения, заставляющие нас действовать, могут быть неизвестны нам самим.

Стендаль отлично понимал это и часто говорил о психике подсознательного, в то время уже изучавшейся и в немецкой, и в английской науке. Маркиз де Ла Моль («Красное и черное») в трудную минуту непроизвольно, по непонятным ему побуждениям произносит бранные слова, которых он никогда прежде не употреблял, и Стендаль отмечает, что эти слова дают облегчение маркизу своей непривычностью и неожиданностью: Мадам де Шастелле («Люсьен Левен») вдруг, неожиданно для себя самой, говорит Люсьену Левену фразу, которая может выдать тайну ее любви, и сама удивляется этому. В записи на полях Стендаль грубовато, даже цинично объясняет это ее женской физиологией и подсознанием. Клелия Конти, спасая Фабрицио дель Донго, говорит себе: «Я спасаю своего мужа», — слова, которые никогда не произнесла бы, если бы все, что люди говорят, шло от разума. То же происходит с Матильдой де Ла Моль. Можно было бы найти много примеров вторжения подсознания в сознательную жизнь героев Стендаля.

Но этот таинственный и трогательный диктат тела он тут же объясняет строгим расчетом рассудка. Наблюдая подсознательную жизнь души, он рационализирует ее, чтобы понять и объяснить ее читателю. Это метод старого рационализма XVIII века, пытавшегося понять природу по аналогии с разумом. Стендаль мыслит и физиологию, и психологию как единый, строго целесообразный процесс, имеющий одну цель — наслаждение, счастье.

Подсознательная жизнь души, тесно связанная с жизнью тела, подчинена тем же законам — стремлению к счастью и бегством от страдания, а, следовательно, она неразрывно связана со средой. Для Стендаля не существует психологии человека, живущего в пустоте, потому что такого человека нет. Мы можем познать только психологию общественного человека, а она определяется не только чисто биологическими процессами, в нем происходящими, но и общественными потребностями среды.

Таким образом, интерес Стендаля к иррациональным процессам, происходящим на дне души, только обостряет его интерес к историческому миру, к жизни общества. Он пытается объяснить то, что происходит под порогом сознания, социальными причинами. Будучи психологом, он становится одновременно социологом, чтобы до конца объяснить сумму психических процессов, определяющих поведение, самочувствие и характер индивидуума.

Общество меняется с каждой эпохой и, может быть, даже с каждым годом, и человек, вернее, общество создает свои нравы в зависимости от политических и житейских нужд. Таким образом, нравственность и нравы меняются вместе с государством и обществом. Поведение человека, каким бы странным и неразумным оно ни казалось, может быть понято и объяснено законами, существующими в данном обществе, его структурой, интересами отдельных классов, навыками и даже ошибками, вошедшими в плоть и кровь данного слоя. Тайны истории можно разгадать изучением среды в бесконечной сложности ее деталей и в чрезвычайной простоте основных движущих пружин.

Вместе с нравами и обычаями, вместе с необходимостями данного общества меняются и его вкусы. Понятие прекрасного возникает из суммы потребностей данного общества.

Огромные тела и могучие мышцы героев древнегреческой скульптуры объясняются тем, что физическая сила была необходима для защиты семьи и страны во времена, когда не существовало огнестрельного оружия и жизнь города зависела от быстрого бега и сильного удара. Мощное тело было, по выражению Стендаля, «обещанием счастья», а потому стало идеалом красоты. Герой средневековой живописи, немощный старичок, изможденный бдениями и постом, страстотерпец, истекающий кровью, был идеалом красоты для людей, жаждавших за гробом награды за мучения в земной жизни.

Во времена Ренессанса изменились обстоятельства жизни, взгляды, а вместе с ними и художественные вкусы. В эту эпоху индивидуализма и реабилитации личности особое значение приобретают ум, находчивость человека, который должен заново познавать мир, создавать науку, строить новое общество. Искусство Ренессанса, заимствуя те или иные элементы из античности, создает новые типы красоты, новый характер творчества и эстетического переживания. Эта теория изложена Стендалем в книге «История живописи в Италии»,

 

Искусство классицизма существует во Франции уже два столетия. Создавшее его общество было монархическое, полное сословных предрассудков, общество придворной знати — дворянство, утратившее свои политические права, праздно проживающее наследственное состояние и ждущее подачек с монаршего стола. Отсюда характер французского классического искусства и, в частности, драматургии, которая, по мнению Стендаля, была самым полным и самым блестящим выражением монархической, придворной и салонной культуры.

Это искусство просуществовало еще целое столетие, поддерживаемое старыми традициями, интересами и вкусами того же дворянства. Затем произошла революция, общество перестроилось чрезвычайно, роль дворянства стала ничтожно мала. События, происходившие в течение последних 25 лет, создали новых людей, новые интересы и, следовательно, новые вкусы. Искусство XIX века должно удовлетворить этим вкусам и создать повое искусство. Это искусство должно быть романтическим.

Стендаль заговорил о романтизме еще в 1814 году, в своем первом печатном труде, посвященном музыке и музыкальной драме: «Жизнь Гайдна, Моцарта и Метастазио». В это время он читал книгу А. В. Шлегеля, только что переведенную на французский язык под названием «Курс драматической литературы». Его раздражали феодальные и католические тенденции книги, но привлекала резко выраженная в ней идея нового искусства, противопоставленного старому классическому. Характеристика французского классицизма как специфически придворного и салонного, противопоставление Расину древнегреческих драматургов и, главное, Шекспира, отрицание единства места и времени, благородного языка и античных сюжетов, свобода творчества, которая должна была изумить и обрадовать тех, кто привык к малому кругу классических тем, сюжетов и образов, — все это показалось Стендалю интересным и важным для дальнейшего развития французской культуры и французского характера.

К 1817 году, когда он заканчивал «Историю живописи в Италии», он познакомился с романтическими теориями более глубоко и в совсем другом аспекте. В Италии с 1816 года началась бурная полемика между классиками и романтиками, причем романтики настаивали на необходимости более тесной связи искусства с жизнью. Новое искусство в их понимании должно было стать более национальным, глубже связаться с проблемами, стоявшими перед современной Италией, обратиться к сюжетам из итальянской истории. Оно должно было проповедовать освобождение страны от австрийского владычества, объединение и преобразование ее в плане демократических и либеральных идей 1789 года. Итальянский романтизм был тесно связан с карбонарским национально-освободительным движением, которому принадлежали все симпатии Стендаля. В теориях итальянских романтиков он нашел основания, на которых можно было построить современный идеал красоты, или, вернее, программу нового искусства.

Кто же герой этого искусства, тип, характерный для послереволюционного общества и им созданный? Стендаль не отвечает на этот допрос с полной отчетливостью. Иногда он утверждает, что это пронырливый, ласковый, находчивый и бесхребетный придворный, испуганный событиями и не обладающий энергией для решительных действий. Однако это образ иронический, и Стендаль, особенно в 20-е годы, не смог бы счесть его представителем послереволюционной Франции. В определении современного героя он, как всегда, учитывал сложность обстановки, общественные противоречия и классовую борьбу. Мысля историческими категориями, он ощущал время и направление, в котором, с остановками и возвращениями вспять, двигалась история. Для него было ясно, что общество— противоречивое и динамическое единство, а силы, которые в нем борются, не однозначны и, с точки зрения исторической, не одноценны. Современное общество составляют две или, вернее, три силы: феодальное дворянство, крупная буржуазия и народные массы, которые Стендаль представлял себе преимущественно в виде мелкобуржуазной интеллигенции. Первая — реликт прошлого, сила скорее политическая, чем социальная. Вторая—сила социальная, завоевывающая и экономические, и политические позиции. Наконец, третья —сила действенная, очень молодая, но наиболее энергичная, народная в том смысле, что защищает идеи, соответствующие интересам огромных масс, идеи свободы и, прежде всего, равенства. Это класс, впервые осознавший себя вовремя революции, полный воспоминаний об Империи и охотно, в любую минуту готовый с оружием в руках принять участие в политической борьбе. Это слои, из которых вышел Жюльен Сорель.

Качества, необходимые новому искусству, Стендаль определяет через зрителя и читателя. Тому, кто был участником наполеоновских походов, отступления из России, событий последних лет, нужны не салонные трагедии, в которых действуют вышколенные светом и приличиями царедворцы Людовика XIV, а энергичные деятели, создавшие революцию и защищавшие Францию в великих боях. Ведь сам Стендаль, как писал он в своих не предназначенных для печати воспоминаниях, любил «человека 1793 года», с яростью и энергией ломавшего старую Францию, чтобы построить новую.

Разумеется, определения типичного современного героя не могли быть равнозначными, во-первых, потому, что героев было много, начиная от придворного маркиза или интригана-монаха и кончая студентом Политехнической школы Октавом де Маливером, сыном плотника Жюльеном Сорелем и карбонарием Миссирилли. Одни характеризовали явления уходящего прошлого и вызывали ироническое к себе отношение, другие имели в виду становящееся будущее, едва прозреваемое сквозь сомнения и неудачи, третьи были трагическим порождением обстоятельств и типическим исключением среди бесславных будней Реставрации. Определяя современного героя, Стендаль хотел скорее пропагандировать желаемое н становящееся, чем указать на широко распространенное в обществе явление.

Просмотров: 103 | Добавил: elSergeevn2011 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика