Литература
Воскресенье, 22.10.2017, 14:59
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1134
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Январь » 14 » И. А, ГОНЧАРОВ (18121891)
19:22
И. А, ГОНЧАРОВ (18121891)

И. А, ГОНЧАРОВ

(18121891)

Обломов и обломовщина по одноименному роману И. А, Гончарова

На рубеже 1860х годов «Обломов» стал для русской литературы книгой итогов, которая должна была появиться, чтобы можно было дви­гаться дальше в исследовании новых жизненных процессов. Именно за это А. Н. Добролюбов горя­чо приветствовал роман И. А. Гончарова в своей статье «Что такое обломовщина?». Критик пи­сал, что в русской литературе сказалось новое слово и слово это — обломовщина. Оно служит

ключом к разгадке многих явлений русской жиз­ни и является приговором всей крепостнической системе. Обломовщина, как указывал Добролю­бов, порождена порядком, узаконивающим пра­во помещика пользоваться трудом трехсот Заха­ров, В ней — ключ к разгадке и той дикости, в которой живут эти триста Захаров, и экономиче­ского упадка обломовского хозяйства, и полити­ческого консерватизма помещичьего сословия. Пороки крепостничества в романе были сведе­ны воедино и объяснены через одно емкое поня­тие — «обломовщина».

Не случайно через весь роман Гончарова про­ходят неразлучной парой два героя: Обломов и Захар. Эти образы связаны своего рода принци­пом дополнительности. Не умеет жить Обло­мов: его и его предков всю жизнь обхаживают чужие руки. Не умеет жить Захар: он и его пред­ки всю жизнь не принадлежали себе, не совер­шали самостоятельных поступков, двигаясь только чужой волей. Обломов и Захар очень по­хожи друг на друга в своей комической апатии.Они связаны противоречивым и неразрывным родством.

Гончаров взял коренные фигуры жизни. Дво­рянин Обломов с его «золотым сердцем» — лучшее, что может породить его среда. Захар — человек народа, крестьянин, представитель на­родной «почвы». Однако обоих внутренне опус­тошила привычная, обыкновенная жизнь, в ко­торой не было никаких несчастий и драматиче­ских переворотов, отклонений от ежедневной нормы.

Действие романа начинается комически лени­выми пререканиями Обломова и Захара по пово­ду одевания; исподволь в нем накапливается все больше скрытой драмы. Завершение действия — смерть Обломова, после которого ничего не оста­лось на земле. Даже его родовое гнездо Обломов

ка, место, откуда его корни, отчуждается от не­го еще при жизни. Потеряна Ольга, сын перехо­дит в руки Штольца. Паперть, нищета, перспектива голодной смерти у Захара, К драматическо­му финалу идут обе противоречиво связанные фигуры.

Но между тем жизнь Обломова — это прожи­тая человеческая история, судьба душевно неза­урядного человека. Из романа Лермонтова рус­ский читатель уже знал, как губит действитель­ность человека, заключавшего в себе возмож­ность стать героем своего времени, Гончаров по­казал, как то же самое, только иначе, делает она с сыном века, в котором нет задатков лидера и борца, но есть все природные данные, чтобы быть хорошим человеком — одним из тех, кто своим существованием мог бы поддерживать в ней то­нус добран

В «Обломове» детально прослежена всего одна человеческая судьба. Однако уединенное сущест­вование Ильи Ильича соотнесено с широкими жизненными процессами, В романе многообраз­но ощущается дыхание современности: мимо замкнутой комнаты и ее добровольного узника течет полноводный жизненный поток. Читатель узнает быт патриархального глухого поместья, заглянет в светский круг, который приоткрыва­ется в гостиной Ильинских, в описании княже­ских наездов в Верхлево, Его поведут в мир го­родского мещанства: быт Агафьи Матвеевны Пшеницы ной. Не один раз мелькнет перед ним оживленная суета канцелярского, департамент­ского Петербурга.

Но важно то, что нигде не будет обнаружено подлинного» принципиального противовеса су­ществованию Обломова. Все это будет, в сущнос­ти, другая обломовщина, и герой отлично это со­знает. В своей исповеди Штольцу он скажет, что лучшая молодежь также спит, разъезжая по

Невскому проспекту, танцуя на балах, и их жизнь — это «ежедневная пустая перетасовка дней». Они с гордостью и высокомерием смотрят на тех, кто одет не так, как они, не носит их име­ни и звания. Они воображают себя выше толпы. Время, когда сам герой вел такую жизнь, стало для него начальной фазой угасания. «С первой минуты, когда я сознал себя, я почувствовал, что я уже гасну. Начал гаснуть я над писаньем бумаг в канцелярии; гаснул потом, вычитывая в кни­гах истины, с которыми не знал, что делать в жизни, гаснул с приятелями, слушая толки, сплетни, передразниванье, злую и холодную бол­товню, пустоту, глядя на дружбу, поддерживае­мую сходками без цели, без симпатии,.. Даже самолюбие — на что оно тратилось? Чтоб заказы­вать платье у известного портного? Или я не по­нял этой жизни, или она никуда не годится, а лучшего я ничего не знал, не видал» никто не указал мне его», — горестно исповедуется Обло­мов своему другу Штольцу.

Гончаров умеет пойти и в глубь времени: в«Сне Обломова» он покажет как формируется та­кой человек, как «выделывает» его жизнь. В этой главе писатель воссоздает не только пору его детства, но и какоето «давнопрошедшее» время. То, что происходит в Обломовке в годы Илюшиного детства, было всегда. Перед читателем вста­ют как будто «преданья русского семейства», уходящие не только в XVIII век, но в еще более отдаленные времена. В обломовском семействе читают Голикова, «Россияду» Хераскова или трагедии Сумарокова. За новость идет то, что «сочинения госпожи Жанлис перевели на рос­сийский язык». В духовном обиходе Обломова — сказания о МилитрисеКирбитьевне. И уже взрослый Илья Ильич в середине XIX века мо­жет мечтательно представить себя непобедимым полководцем, вроде Еруслана Лазаревича.

Духовные корни такого типа уходят очень да­леко. Картины патриархальной жизни в родном доме навсегда остались для Ильи Ильича идеа­лом настоящей жизни. И никакие последующие влияния — книги, университетский быт, служ­ба — не смогли его серьезно поколебать. За Илью Ильича боролись две силы: деятельное интеллек­туальное, эмоциональное начало, которое вопло­щают в романе Штольц, университет, Ольга, и Обломовка с ее «обломовщиной», Причем первая сила представляла скорее возможность, вторая была реальностью. Победа осталась за старой Обломовкой.

Но если эпоха дедов и прадедов создавала ус­ловия для гармонии их духовного облика с обсто­ятельствами, то в новые времена, когда прихо­дится жить Илье Ильичу, сама жизнь неудержи­мо сворачивает на иные рельсы и запрашивает другого человека. Обломов нравственно выше ок­ружающих его мн им о деятельных «обломовцев» именно тем, что в отличие от них он сознает свою непригодность для новой, приближающейся по­ры и мучается этим,

Объективность гончаровского повествования подтверждается тем, что в конце 1840х годов об­ломовский тип уже вызревал в русской литера­туре» Однако только Гончаров первым выразил всю правду этого характера и обессмертил в лите­ратуре это имя, сделав его нарицательным. По­дытоживая в своем романе огромную эпоху рус­ской жизни, писатель отразил целый уклад об­щества в тот момент» когда он подошел к краху. Раскрыв страшную силу традиции, Гончаров убеждал современников, что для живой жизни мало одной преемственности — ей необходимы ломка, обновление и пересмотр обычаев. Каждое поколение должно совершить свой «исход из страны отцов».

Просмотров: 224 | Добавил: $Andrei$ | Теги: ГОНЧАРОВ (18121891), И. А | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика