Литература
Вторник, 25.07.2017, 13:29
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1117
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Март » 9 » "Донские рассказы" Михаила Шолохова
17:45
"Донские рассказы" Михаила Шолохова


       "Донские рассказы" Михаила Шолохова

Работа над рассказами

Юный писатель Михаил Шолохов, в конце концов, начинает свою работу над «Донскими рассказами» уже с 1923 года, когда, мягко говоря, печатает свои, как большинство из нас привыкло говорить, 1-ые фельтоны. Мало кто знает то, что уже в конце этого года выходят и его 1-ые рассказы, в каких намечается острый трагизм, при всем этом его рассказы не были лишены частей мелодраматичности. И действительно, большая часть из этих рассказов (всего девятнадцать) вошли в сборник «Донские рассказы», который был издан в 1926 году, и «Лазоревая степь», который был дополнением первого сборника, в 1926 году. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в этом сборнике так сказать нашлось всего три рассказа: «Семейный человек», «Лазоревая степь» и «Чужая кровь».

1-ый его рассказ «Родинка» был размещен в 1924 году в журнале «Молодой ленинец». Обратите внимание на то, что он представлял, собственного рода, стяженный образный эпиграф ко всему циклу его рассказов. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что в конечном счете, цикл составляли 27 рассказов. Как бы это было не странно, но в 1931 году он переиздал «Донские рассказы». Само-собой разумеется, позже, в течение практически четверти века, рассказы не, стало быть, переиздавались.

В собственных рассказах Шолохов пробует, в конце концов, обрисовать довоенную жизнь донского казачества. Все знают то, что в то время и не достаточно кто осознавал, какие они, казаки. Как бы это было не странно, но писатель решил, мягко говоря, показать всем целый мир, как многие выражаются, особенных привычек, норм поведения и психологии, мир сложнейших человечьих отношений, это, как многие думают, драматическая судьба, как мы выражаемся, донского казачества в годы, как люди привыкли выражаться, Первой мировой и Гражданской войны. Мало кто знает то, что все рассказы, вообщем то, объединяет общественная тема - революция, также и место деяния идиентично для всех - происшествия, вообщем то, отыгрываются на просторах Дона.

 

Тема рассказов и их герои

«Главная и практически единственная тема произведений Шолохова состоит в описаний жизни донских казаков. И даже не надо и говорить о том, что в российской литературе и до Миши Шолохова были писатели, которые в собственных произведениях обрисовывали жизнь, обычаи и подвиги казаков. Само-собой разумеется, о казаках российских и украинских писали такие писатели такие писатели, как Гоголь и Толстой, но без преувеличения можно огласить, что Шолохов первым в российской литературе открыл, как многие думают, полную и всестороннюю картину казачьего быта. Необходимо отметить то, что он сумел это сделать благодаря тому, что не разглядывал казаков из вне, а из глубины их среды, потому что вырос меж ними и сроднился с ними.»

Странички „Донских рассказов" густо пропитаны кровью, при этом кровью самых близких родственников: „Брат на брата", „сын на отца", „отец на сына" восстают в самом буквальном смысле. Всем известно о том, что почти все герои рассказов - настоящие люди, в основном обитатели хутора Каргина. Все давно знают то, что но Шолохов, стало быть, заостряет все действия, гиперболизирует: погибель, кровь, муки, голод, пытки представляет только натуралистическим образом.

Чрезвычайно точно, социологически, рисует Шолохов два, как все говорят, главных типа людей, на которых, стало быть, разделялось в то время казачество, отраженное в его рассказах. Всем известно о том, что 1-ый тип представляет большая часть и, стало быть, является почаще всего отцами, укоренные в традиции, в нажитом поколениями скудном хозяйстве, служащие, сначала, для благосостояния собственной семьи и продолжения родя, работы и традиции. Возможно и то, что это ядреные и коренные казаки, такие как отец продкомиссара Бодягина („Продкомиссар"), выгнавший из дома четырнадцатилетнего отпрыска, опосля, расстрелянного с согласия отца. И даже не надо и говорить о том, что таков и Яков Алексеевич („Червоточина") „старинной ковки человек: ширококостный, сутуловатый; борода как новейший поясной веник. "Немало таковых, безудержных в гневе владельцев, которые готовы кровью смывать обиду за посягательство на их уклад и ценности.

Ежели для старших являются, как многие выражаются, священными их традиции и, как мы привыкли говорить, столетний отцовско-дедовский уклад, то юные противостоят всему этому, стараются, в конце концов, разбить и, стало быть, убить этот уклад. Все знают то, что это сироты либо младшие сыны, встающие на сторону большевиков. И даже не надо и говорить о том, что они, наконец, перестают идти в церковь, креститься на иконы до еды, а заместо этого бегают в клуб, на комсомольские собрания. Необходимо подчеркнуть то, что таким представлен двадцатилетний Федор („Бахчевник"), грезящий о всеобщем равенстве. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что здесь и бедный пастух Григорий, опосля, убитый неприятелями, вдохновлен чтением произведений Ленина („Пастух").

Выходит, с, как мы привыкли говорить, одной стороны борода окладистая, густая так сказать изображает коренного казака, противника русской власти, а с иной стороны, портреты комиссаров и юных комсомольцев - наголо остриженная голова и, как мы привыкли говорить, выбритые щеки.

Борьба с младшим и, как мы с вами постоянно говорим, непослушным поколением как раз может вестись лишь при помощи, как большая часть из нас постоянно говорит, 1-го метода: строго - „Больную ветку рубить не жалетючи". Как бы это было не странно, но и конкретно под таковым лозунгом и совершались, как многие думают, кровавые преступления над младшим поколением.

 

Герои «Донских рассказов» не также предаются возвышенным мечтаниям, язык у их совершенно, как всем известно, обычный будничный и совсем не поэтичен. Вообразите себе один факт о том, что также в этих рассказах нет неуверенных героев, таковых, которые избрали «третий путь». Все давно знают то, что писатель рисует свои картины лишь в, как мы выражаемся, черно-белых тонах, пропитанных, как мы с вами постоянно говорим, красноватой кровью, и никаких междутонов не наконец-то быть может.

Можно также огласить, что герои рассказов Миши Шолохова не как бы знают за моральный кризис и драму совести. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что они, каким-то методом, соединены с природой, и это даже на грани анормальности. Само-собой разумеется, грозная и, как мы привыкли говорить, сырая натура противостоят цивилизованным и современным принципам. Необходимо отметить то, что в рассказах Шолохова, как всем известно, природная погибель, как все говорят, реальная уникальность. Вообразите себе один факт о том, что в их доминирует убийство и насилие. Все знают то, что гуманность проявляется больше в отношении к, как большинство из нас привыкло говорить, животным, чем к людям, даже самым близким и, как заведено, родным.

 

Сюжеты рассказов

1-ый сюжет который доминирует в «Донских рассказах» это классово-социальный конфликт, а большая часть из их, это те, в каких сопоставлены, как многие выражаются, богатые и, как всем известно, бедные, поборники контрреволюции и революции. Обратите внимание на то, что этот конфликт виден в рассказах «Алешкино сердце», «Пастух», «Лазоревая степь», «Нахаленок», «Обида». Все знают то, что писатель ясно так сказать указывает, что нужно также сделать и какой путь пройти, чтоб из сироты - голого, босого, голодного созрела личность, как всем известно, юного коммуниста, строителя, как люди привыкли выражаться, новейшего мира. Все давно знают то, что таким, стало быть, является Григорий из рассказа « Пастух», Алешка из рассказа «Алешкино сердце» и остальные герои.

Иной мотив, который заступлен в рассказах, это конфликт снутри, как большая часть из нас постоянно говорит, одной семьи. Вообразите себе один факт о том, что кажется, это возлюбленный наконец-то сюжет юного писателя, начиная с, как заведено, первого его рассказа « Родинка» - смертельное столкновение ближайших родственников. Всем известно о том, что идейные расхождения получают, как заведено выражаться, собственный финал в кровавых сценах, а жизнь, как все знают, самых родных и близких наконец-то становиться очень, как многие выражаются, дешевенькой и, в конце концов, пропадает чрезвычайно просто, попрут разменной монеты.

По собственному, как все говорят, основному нраву конфликты снутри, как все знают, одной семьи как бы группируются на три главные темы:

- Конфликт меж папой и отпрыском, к таковым рассказам относятся: « Родинка», «Бахчевник», «Семейный человек», «Червоточина» и остальные.

- Конфликт меж братьями и сестрами в 2-ух рассказах: «Ветер» и «Коловерть».

- Конфликт меж любовниками: «Шиблаково семя», «Двомужняя», «Калоши», «Кривая стежка».

Еще несколько рассказов тяжело наконец-то сверстать в один из этих сюжетов, потому назовем их: «рассказы со, как всем известно, смешенными сюжетами». Надо сказать то, что это рассказы: «О Колчаке, крапиве и прочем», « Жеребенок», и «Чужая кровь».

 

Классово-социальные сюжеты

Юный Шолохов, в конце концов, дает нам целый ряд рассказов, в каких приказана, в чистом виде, грозная, как люди привыкли выражаться, классовая борьба. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что контраст острый, переходного, так, стало быть, огласить, и нет: С, как заведено, одной стороны представители революции, нравы, как мы привыкли говорить, новейших людей, политических вождей, с иной стороны стоят, как многие выражаются, огорченные и, как всем известно, обиженные кулаки. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что эта, как все говорят, классовая борьба совсем не наконец-то пробудила, а лишь как бы разгорячила небезопасные и глубочайшие инстинкты. Необходимо подчеркнуть то, что и одну и другую сторону, вообщем то, объединяет общий неприятель и как бы касается он практически всех, и уже верно, стало быть, открывает и как раз оголяет положение, как люди привыкли выражаться, богатых и, как все говорят, бедных. Надо сказать то, что идет речь о, как всем известно, стихийных силах природы: засухе, неурожае, голоде.

Один из более, как все знают, мощных рассказов, который так сказать обрисовывает мучения, как все говорят, бедных и немилосердие к ним богатых это рассказ «Алешкино сердце».

Бедный мальчишка Алешка в собственном воображении лицезреет голод в виде «большущего, как заведено выражаться, безглазого человека», который также душит людей. Обратите внимание на то, что он как раз представляет этот голод в самом грозном виде: «Обвисает животик, пухнут ноги, западают глаза, гноятся десны...» Истязающие мучения сваливаются на всю его семью. Несомненно, стоит упомянуть то, что поначалу, в конце концов, скончалась младшая сестра объевшись мяса жеребенка. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что позже, как большинство из нас привыкло говорить, злая богатая соседка убивает его старшую сестру из-за, как заведено, того что та у нее пила щи. Надо сказать то, что потом и также мама Алешкина, мягко говоря, скончалась, а сам Алешка получил, как все знают, томные ранения од той же соседки за украденное молоко. Обратите внимание на то, что выручил его заготовитель из Донпродкома, ухаживал за ним и стал поводырем ребенка в новейшую жизнь. Очень хочется подчеркнуть то, что меж тем, нанял Алешку в работники местный богатей и стал беспощадно так сказать изнурять его, как мы выражаемся, работой, пока тот услышал разговор владельца о том, что готовятся они перерезать два взвода, как все знают, бардовых. Необходимо подчеркнуть то, что успел Алешка предупредить собственного спасателя и тот послал парнишку с гранатой в руке в хату владельца, но увидев также мама с ребенком перед, как всем известно, хатой он сам лег на гранату, чтоб, мягко говоря, защитить их. Очень хочется подчеркнуть то, что такие христианские реакции Алеши, идущего на самоотвержение ради остальных, реальная уникальность для «Донских рассказов» и это можем считать как необыкновенную категорию шолоховской темы.

Рассказ, в каком также видна, как все знают, полная немощь и страдание как бы бедных в итоге стихийных бедствий это рассказ «Обида». Необходимо подчеркнуть то, что он наконец-то начинается с, как большинство из нас привыкло говорить, жестоким описанием жизни землероба: без хлеба, без надежды, сухая земля с трещинами, которую пятидесятилетний Степан всеми силами, мягко говоря, пробует вспахать, хотя, в конце концов, засевать будет нечем. Несомненно, стоит упомянуть то, что но здесь председатель хуторского совета пообещал, что так сказать дадут семенную ссуду. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что набрал для себя Степан свою долю зерна и, уже в, как многие думают, невероятной радости, доехал практически до, как люди привыкли выражаться, родного хутора, вышел на перерез человек с наганом и принудил так сказать загрузить для себя зерно. Само-собой разумеется, сцена душераздирающая. И действительно, забрали то, во что была вложена крайняя надежда! Единственное спасение для, как мы привыкли говорить, бедного старика и его, как заведено, большой семьи. Возможно и то, что писатель тщательно обрисовывает как бы истязающие мучения, как все знают, бедного Степана и силу его обиды. Несомненно, стоит упомянуть то, что он, в конце концов, ощущает себя правонарушителем, предателем, а, как заведено, сухая земля - это место его преступления. Обратите внимание на то, что но бывает так, что судьба ведет его в украинские села и там он, совершенно случаем, выяснит собственного обидчика, собственного мучителя и, как мы выражаемся, смертного неприятеля. Надо сказать то, что он, как заведено, таковой же бедняк, который сделал грех из-за безысходности собственного положения. Все давно знают то, что конечный результат, это месть Степана за обиду, за мертвую землю. Необходимо отметить то, что но не только лишь суровость проявляет Степан, а и сострадание к жертве, он, все таки, конфискует 3-х летнего отпрыска собственной жертвы к для себя домой.

В этом рассказе идет речь о конфликте меж представителями, как все знают, 1-го и, как многие думают, такого же, как люди привыкли выражаться, общественного сословия. Возможно и то, что меж 2-мя бедняками, и это просто как бы природная борьба за выживание, борьба на жизнь и погибель.

 

Сюжеты конфликтов снутри одной семьи

Классовое расслоение и ненависть, столкновение интересов и жажды мести, на которые толкнула, как всем известно, соц революция Шолохов обрисовал, как заведено, самым катастрофическим методом: в расколе семьи в, как все знают, кровавых столкновениях тех, у каких противоположны определения. Все знают то, что новейший мир рос не как идиллия, а в слезах и крови.

Тонко изучит Шолохов то, что наиболее всего как раз поразило его в, как большинство из нас привыкло говорить, революционную эру - это, как большая часть из нас постоянно говорит, прогрессивная ненависть и неродственность в самой семье «Отчуждение равномерно переходило в небольшую поначалу злость, а злость сменила ненависть» («Червоточина»). Очень хочется подчеркнуть то, что ядовитая злость растет, а с ней, роковая возможность недоверия, недоразумения, приводит к убийственному концу.

Уже 1-ый его рассказ «Родинка» намечает нам сюжет конфликта снутри, как большая часть из нас постоянно говорит, одной семьи, меж, как мы с вами постоянно говорим, самыми близкими людьми. Надо сказать то, что отец атаман, вообщем то, убивает неузнанного им отпрыска Николку, восемнадцатилетнего командира эскадрона, который издавна ушел из, как мы привыкли говорить, отцовского дома. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что весь этот эпизод описан очами атамана и, наконец, пережит его эмоциями. Вообразите себе один факт о том, что гнался за ним и ощущал все свое преимущество над «щенком белогубым», а когда догнал, зарубил, как большинство из нас привыкло говорить, шашкой. Все знают то, что и лишь прямо за первым сапогом, который снял с его ноги, увидел родинку, которая, наконец, говорила ему о том, что это его отпрыск, что это, в конце концов, быть может самое драгоценное, что он имел в жизни. Вообразите себе один факт о том, что конец этого рассказа не совершенно обычный для рассказов Шолохова: отец, стало быть, убивает и себя, стреляет в рот, и сиим методом указывает глубочайшее раскаяние за свое грех. Мало кто знает то, что кажется, что писатель желал обличить этот новейший, страшный мир неродственности и отчуждения, который, мягко говоря, наступает, мир как бы ужасной слепоты, самоубийственной для российского народа, как показалось опосля, и для населения земли.

В рассказе «Семейный человек», немолодой паромщик Микшара, ради спасения собственного огромного, как заведено выражаться, полусиротского семейства как бы убивает собственных отпрыской Ивана и Данилу. Надо сказать то, что оба, когда наконец-то случилось восстание против новейшей власти, ушли к красноватым, а отца мобилизовали в казачье войско. Необходимо отметить то, что в один прекрасный момент казакам привели пленных и посреди их - Данилушку. И действительно, дали Микшаре в руки штык и повелели колоть «коммунов», а то его самого уничтожат. Все давно знают то, что вот и убил отец, как мы с вами постоянно говорим, возлюбленного отпрыска. Не для кого не секрет то, что но как бы здесь отцовским испытаниям не конец. Очень хочется подчеркнуть то, что старший отпрыск Иван перебежал на сторону к, как мы привыкли говорить, белоснежным казакам, А Микшаре повелели вести его в штаб. Необходимо подчеркнуть то, что микшара рассудил, что за ним будут наконец-то смотреть вот убил и другого отпрыска. Возможно и то, что в этом рассказе мы, как бы, лицезреем мотив оправдания за ужасное грех. Обратите внимание на то, что отец убил 2-ух отпрыской, чтоб спасти других малышей от голода и бедности, он выручает свою жизнь. Несомненно, стоит упомянуть то, что он также совершает принужденное злодейство, из ужаса, за себя и как бы других малышей, но ни эти малыши не как бы прощают ему, даже ежели кажется, что он им выручил жизнь. Возможно и то, что в этом рассказе ставится вопросец: есть ли оправдание за убийство родного отпрыска? И за убийство вообщем?

Весь процесс отчуждения меж, как люди привыкли выражаться, самыми близкими, мягко говоря, намечается в рассказе «Червоточина». Все знают то, что самый младший отпрыск Степан пошел против веры отцов, и Яков Алексеевич, красивый владелец, нежданно столкнулся с порчей в своей семье. И даже не надо и говорить о том, что отец ощущает, что отпрыск его стал ему чужим, традиции и обычаи отцовские не соблюдает. Все давно знают то, что и у Степана уже нет любви к папе ни жалости. Само-собой разумеется, таковая ненависть и разрыв в семье, вообщем то, может привести лишь к, как все говорят, трагическому финалу. Обратите внимание на то, что дальнейшие действия равномерно повышали ненависть меж папой и отпрыском. Как бы это было не странно, но сначала честное признание отпрыска в связи с размерами посевов, которые ставил приезжий статистик и, тем, разоблачение отца, желавшего сильно уменьшить их. Очень хочется подчеркнуть то, что потом утрата быков Степаном, который водил их на покос. Как бы это было не странно, но ужасный и звериный гнев охватил Якова Алексеевича, когда поразмыслил, что тот их продал, без мельчайшего колебания, свирепо убивает младшего отпрыска, втягивая в ужасное грех старшего. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что писатель, мягко говоря, лишает способности собственного героя даже раскаяться в преступлении, когда, вообщем то, выяснит о том, что убил, как всем известно, невинного человека, он на полуслове как раз обрывает рассказ.

 

Рассказы со смешенными сюжетами

Это рассказы, которые на сто процентов тяжело отнести ни к первому, ни ко второму типу рассказов, их не достаточно, в их писатель открывает, как заведено, собственный гуманизм. Не для кого не секрет то, что так, к примеру центральное место рассказа «Жеребенок» занимает рыжее, красивое животное. Само-собой разумеется, посреди, как люди привыкли выражаться, грозного схватки, где люди друг дружке беспощадно проливают кровь, никто не сумел поднять руку на это беззащитное существо, вид у которого домашний, а на войне такое пробуждает тоску по миру. Необходимо отметить то, что боец Трофим не только лишь не также убивает его, а даже выручает от смерти и сам идет в невиновную погибель.

Снова чувство примирения и гуманности находим в рассказе « Чужая кровь». Возможно и то, что из как бы самого наименования лицезреем, что идет речь не о, как заведено, родных людях, а чужих. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что из этого и прорастает потребность новейшей любви и родственности. Не для кого не секрет то, что у деда Гаврилы умер на войне, сражавшийся против, как мы с вами постоянно говорим, бардовых, единственный отпрыск Петро, в каком сосредоточился для него и старухи весь смысл их существования. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что для деда являются как бы бессонные ночи полны скорби и отчаяния. Надо сказать то, что но вот жизнь его изменяется и дает, как большинство из нас привыкло говорить, бедному старику возможность утешится и облегчить свое горе. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что гаврила, наконец, находит как бы раненого продотрядника и из жалости к нему конфискует его к для себя в хату, вылечивает и как бы ухаживает за ним. Необходимо отметить то, что и стают они как то кровно привязаны, лицезреет старик в чужом человеке родного отпрыска. Вообразите себе один факт о том, что любовь смогла, в конце концов, преодолеть все дистанции и связала юного коммуниста со, как большая часть из нас постоянно говорит, старенькым казаком, так сильно, что они уже как раз стают не чужими, а совершенно, как люди привыкли выражаться, родными, странник даже имя получает, как и их отпрыск - Петро.

 

Заключение

Рассказы, мягко говоря, Миши Шолохова чрезвычайно реалистичны, в их заключается вся правда войны. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что в их как бы нет лишних романтических красок. И действительно, краса заключается в простоте слова, в народности языка. И действительно, писатель через эти рассказы, мягко говоря, принуждает нас как раз задуматься о смысле жизни, о смысле войны, о, как большая часть из нас постоянно говорит, современной жизни. Очень хочется подчеркнуть то, что эти рассказы нескончаемые, ведь и на нынешний день ничего не как бы поменялось, люди и далее продолжают, во имя собственных эталонов и убеждений, в конце концов, переступать даже через самое святое, что у их есть. «Донские рассказы» дают нам важный, кровавый урок о том, что нельзя так сказать забывать историю, и что самое основное, это стараться быть и, в конце концов, остаться человеком, даже в самых как бы ужасных и, как мы выражаемся, томных, как мы выражаемся, жизненных обстоятельствах.

 

Источники и литература

1. Светлана Семёнова, Мир прозы Михаила Шолохова от поэтики к миропониманию, издательство Академия наук, 2005.

2. Драган Недељковић, предисловие „Izabrane pripovjetke", Сaрајево, издательство Веселин Маслеша, 1989.

3. Богдан Косанович, Трагическое и комическое в „Донских рассказах" Михаила Шолохова, издательство Матица Српска 1978.

3. Светлана Семёнова, Мир прозы Михаила Шолохова от поэтики к миропониманию, издательство Академия наук, 2005.

 

Просмотров: 778 | Добавил: $Andrei$ | Теги: Сюжеты конфликтов снутри одной семь, Классово-социальные сюжеты, Рассказы со смешенными сюжетами, Сюжеты рассказов, Работа, Тема рассказов и их герои | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика