Литература
Среда, 13.12.2017, 14:01
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1142
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Январь » 14 » В. ВМАЯКОВСКИЙ (1893-1930)
22:58
В. ВМАЯКОВСКИЙ (1893-1930)
В. ВМАЯКОВСКИЙ
(1893-1930)
Образ поэта в творчестве В. В. Маяковского
Тема назначения поэзии — одна из основных в творчестве Владимира Маяковского (наряду с те¬мой революции) и представлена практически во
всех программных произведениях. В отличие от классической поэзии XIX века, в которой поэт чаще всего представлен как пророк, провозгла¬шающий волю небес окружающему миру, в твор¬честве Маяковского современный поэт — это че¬ловек» занятый тяжелым трудом, сродни труду ремесленника» Однако и в новые времена задача поэта— нести свет людям: свет звезд» как об этом говорится в стихотворении «Послушайте!», и свет солнца, как в «Необычайном приключе¬нии, бывшем с Владимиром Маяковским летом на даче».
«Необычайное приключение...» построено как описание встречи и разговора поэта с солнцем. Использовав этот фантастический прием, Ма-яковский строит свое стихотворение так, как будто написанное в нем — реальный факт. В на¬чале стихотворения — гипербола, подобная гого¬левской, словно точно подсчитана степень яркос¬ти заката: вВ сто сорок солнц закат пылал»; жа¬ра физически ощутима: «жара плыла». Посто¬янная тяжелая работа на злобу дня, выполнение социального заказа невыносимо. Это приводит к взрыву, и поэт бросает дерзкий вызов солнцу. Но солнце, не обидевшись на невежливое приглаше¬ние, приходит в гости к поэту и даже принимает его грубоватую манеру разговора: «Чаи гони, /го¬ни, поэт, варенье!» Испугавшийся поначалу, поэт успокаивается и заводит с солнцем разговор по душам, он жалуется на то, что «заела РОСТА», что ему тяжело все время писать пла¬каты. Солнце же, успокаивая его, приводит в пример собственный непрекращающийся труд: «А вот идешь — / взялись идти, / идешь — и све¬тишь в оба!» Как поэту для РОСТа, так и солнцу для мира — тяжело нести свет, И вот здесь обна¬руживается главное: поэзия и солнце сходны в том, что оба противостоят тьме. Как только солн¬це уходит за горизонт— светит поэзия. Работа эта не простая, но люди не могут жить без света. Поэтому, по мысли Маяковского, неважно, хоро¬шо ты себя чувствуешь или плохо, бодр и свеж ты или устал, ты взялся за эту ношу, и ты обязан ее нести. Отсюда бескомпромиссный поэтиче¬ский лозунг, завершающий стихотворение: «Све¬тить всегда, / светить везде, / до дней последних донца, светить — и никаких гвоздей! /Вот лозунг мой — и солнца!»
Иная встреча положена в основу «Разговора с фининспекторам о поэзии», написанном в 1926 году. Эта встреча вполне реальная. К поэту обратился фининспектор, чтобы взять с него на¬лог. Поэт воспринимает как несправедливость то, что с него берут налоги так же» как с «имею¬щих лабазы и угодья ». Он считает, что поэзия — такой же труд, как и труд рабочего. Поэзия одно¬временно — это «езда в незнаемое» и «добыча ра¬дия»» тяжелый и опасный труд. «Рифма поэта — / ласка и лозунг, и штык, и кнут». Поэт — и снарода водитель», и «народный слуга». Он полно¬стью отдает себя людям — душу, силы, нереы. «Происходит страшнейшая из амортизации — / амортизация сердца и души». А на то, о чем хо¬телось бы написать поэму, не хватает времени, Сжигая свои силы и нервы, поэт приближается к смерти, а своими стихами он дарит бессмертие всем окружающим, в том числе и фининспектору. И поэт полон обиды на бюрократов и канце¬ляристов, считающих, «что всего делов— / это пользоваться чужими словесами», и бросает им вызов — предлагает написать какоенибудь сти¬хотворение самим.
Подводит итог своему творчеству Маяковский во вступлении к поэме «Во весь голос». Поэту необходим прямой разговор с читателямипотом¬ками. Он хочет объяснить людям будущего» в том числе и нам, почему он писал именно так — некрасиво, неэстетично, жестко, почему так мне
го его стихов посвящено злобе дня. Не зря ли бы¬ло отдано так много сил по мелочам? Надо ли бы¬ло наступать сна горло собственной песне»? Не проще ли было писать красивую лирику? Это му¬чительные для Маяковского вопросы. Но его от¬вет на них однозначен. Он писал об этом, потому что это было, он писал так, потому что так гово¬рили люди его времени, и писал для того, чтобы избавить мир от его пороков и язв и приблизить будущее, « коммунистическое далеко», в которое он глубоко верил. Поэт ощущает себя борцом за счастье людей, за революцию, и это ощущение воплощено в развернутой метафоре. Маяковский представляет себя полководцем, принимающим парад войск. Войска — это вся его поэзня. «Сти¬хи стоят свинцовотяжело, /готовые и к смерти и к бессмертной славе». Поэт не знает, будут ли его стихи живы в будущем, будут ли их читать или они будут восприниматься лишь как факт исто¬рии, отражающий реалии давно ушедшей эпохиНо он уверен, что своими стихами приближает это самое будущее, борясь с грубостью, хамст¬вом, хулиганством, болезнями, врагами нового общества. Он отдает все свои стихи «до самого последнего листка» новому миру. Он отрекается от славы, от «бронзы многопудья» и «мраморной слизи», отрекается от материальных ценностей. Здесь отчетливо проявляется не только сходство, но и различие во взглядах на посмертную славу между А. Пушкиным и В. Маяковским: памят¬ником себе и своей поззии, общим памятником всем, кто пал в борьбе, последний готов считать даже не художественное творчество, а «построен¬ный в боях социализм» — то общество здоровых, сильных, прекрасных людей, в которое он верил. Поэзия для Маяковского — «жизнестроение». И если новая жизнь будет построена, значит, все писалось не зря, значит, поэт переживет себя и
преодолеет смерть, если не в славе, то в новой, прекрасной жизни. Ради этого он, обладавший исключительным ощущением собственного «я», готов растворить в процессе созидания жизни да¬же самого себя — лишь бы эта мечта стала реаль¬ностью,
В то время когда развертывается полемика: может ли и должен ли современный писатель об¬ращаться к интимным переживаниям, к теме любви, Маяковский посвящает ей поэму «Люб¬лю». Но любовь воспринимается поэтом не так, как она воспринималась и отражалась в тради¬ции классики XIX века. Это не только глубоко личные переживания. И это совсем не похоже на то, что подразумевают под любовью обыватели. Обыкновенному, обыденному восприятию любви противопоставлено чувство, сформировавшееся в душе поэта. Любовь, данная, по мысли Маяков-ского, любому человеку от рождения, в сердцах обыкновенных людей «между служб, доходов и прочего» «поцветет, поцветет — и скукожится». Утрата любви — жизненный закон, против кото¬рого восстает поэт. Его же чувство неизменно и верно. Сердце поэта, еще с детства способное вместить все мироздание, в юношестве подверга¬ется испытанию на прочность тюремным заклю¬чением («Меня вот любить учили в Бутыркаха), сытой обеспеченности власть имущих противо¬поставлены безденежье и одиночество («Я жир¬ных с детства привык ненавидеть, / всегда себя за обед продавая»). Но торговать чувством любви в отличие от «жирных» поэт не может. Чувства его безграничны — « громада любовь, громада не-нависть». Любовь переполняет поэта, он готов отдать ее людям, но она никому не нужна — слишком огромна» И вот, наконец, появляется женщина, «разглядевшая просто мальчика» в этом сильном великане, которая взяла и просто
«отобрала сердце». Противоречие, вызванное неразделенностъю любви, достигает своего на¬ивысшего напряжения и разрешается тем, что, отдав свое сердце любимой, поэт оказывается счастлив. Три завершающие главы раскрыва¬ют причину его счастья. Оно не в том, чтобы сохранить сокровище сердца, как банкиры хра¬нят свой капитал, а в том, чтобы подарить серд¬це тому, кого любишь. В способности дарить любовь, ничего не желая взамен, и заключается, по Маяковскому, секрет ее неизменности и веч¬ности.
Той же теме в основном посвящены и два поэ¬тических послания Маяковского«Письмо то¬варищу Кострову из Парижа о сущности люб-ви» и «Письмо Татьяне Яковлевой», оба написа¬ны в 1928 году. В «Письме товарищу Костро¬ву...» поэт отвергает и игру в любовь, и ее внеш¬ний антураж, и брак, и страсть обладания, и тра¬диционное представление о ревности. Он говорит о любви как о чувстве огромном, дающем си¬лу жить» как о движущей силе своего творчест¬ва. Эта сила — любовь к людям, каждому чело¬веку и ко всему человечеству. У нее вселенский масштаб. И вся работа над словом ведется для того, чтобы оно взвилось «золоторожденной ко¬метой» и освещало человеческую жизнь, унич¬тожало пороки « хвостатой сияющей саблей»«могло бы «подымать, и вести, и влечь». Это чув¬ство, с которым никто и ничто не в силах совладать,
«Письмо Татьяне Яковлевой» во многом схо¬же по содержанию с предшествующим послани¬ем. Маяковский все так лее не приемлет страсть, ревность («чувства отпрысков дворянских»), для него попрежнему не имеют значения узы брака. Однако акцент в изображении переживания сде¬лан на другом — на том, что революционное противостояние и гражданская воина наложили свой отпечаток на все, даже на взаимоотношения мужчины и женщины, В данном случае они ста¬ли непреодолимым барьером между Т. Яковле¬вой, эмигранткой, много перенесшей во время войны, и поэтом. «Я не сам, а я ревную за Совет¬скую Россию», По его мнению» случившееся с дворянством хотя и страшно, но закономерно: «...мы не виноваты — / ста мильонам было пло¬хо». Теперь же, спустя восемь лет после оконча¬ния войны» он призывает ее вернуться, он гово¬рит ей о своей любви. И даже то, что она может ответить отказом, не обескураживает поэта. Фи¬нал стихотворения («Я все равно тебя когдани¬будь возьму— / одну или вдвоем с Парижем») свидетельствует об уверенности Маяковского как в том, что его любовь найдет отклик в сердце женщины, так и в том, что идеи революции овла¬деют и Францией,
Вместе с тем вера Маяковского в конечное тор¬жество новых взаимоотношений между людьми подвергалась серьезным испытаниям. Он отчет¬ливо понимал, что главное — не только изменить общество, необходимо изменить человека. Он од¬ним из первых увидел двух самых опасных вра¬гов будущего — мещанство и бюрократизм — и дал такую системную критику пороков, унасле¬дованных новым миром от старого, какую в то время не всегда осмеливались давать даже про¬тивники советской власти. Корень мещанства — в сытой тупости, ограниченности бытовыми рам¬ками, в нечувствительности к чужой боли. Об этом говорит стихотворение «Хорошее отноше¬ние к лошадям» 1918 года. Даже звукоподража¬ние, передающее звон копыт по мостовой, у Ма¬яковского несет смысловую нагрузку. « Гриб. Грабь. Гроб. Груб» — будто поют копыта. А пе-ред читателем — реалии того времени: грабежи.
грубость, смерть. В центре сюжетнокомпоэиционной организации произведения, казалось бы, малозначительный факт: зеваки, «штаны при-шедшие Кузнецким клешить», смеются над упавшей лошадью. Они не чувствуют боли жи¬вого существа. Ее ощущает лишь поэт. Он ви¬дит глаза лошади, видит слезы. Он понимает, что все живые существа — и люди и животные — звенья одной цепи, что всем бывает больно и страшно («все мы немножко лошади, / каждый из нас посвоему лошадь»). И лошадь вдруг под¬нимается на ноги, идет и становится в стойло» Эта маленькая победа жизни над смертью, доб¬ра над злом вселяет оптимизм в душу поэта: «И стоило жить, и работать стоило». Таков не-ожиданный для читателя, но очень характер¬ный для Маяковского вывод, дающий пред¬ставление и о смысле его жизни, и о цели твор¬чества.
Стихотворение «О дряни», написанное в кон¬це Гражданской войны в 1920—1921 годах, уже показывает нового чиновника, который очень скоро станет полновластным хозяином страны. Героям, боровшимся за советскую власть, проти¬вопоставлены мещане, бюрократы. Поэт безжа-лостен в оценках и называет мещан «дрянью? ,«мурлом», «мразью». Эти грубые, неэстетичные слова — единственная достойная, по мысли Ма-яковского, оценка этого явления в советской дей¬ствительности, которое ново лишь по форме, по сути же своей — старо как мир.
Кто они, эти люди, занимающие ответствен¬ные хозяйственные посты? Может быть, это те герои, которые воевали в Гражданскую войну? Нет, они отсиживались гдето во время револю¬ции, а теперь стеклись, «наскоро оперенья пере¬менив, / и засели во все учреждения». Единст¬венное, что их беспокоит, — это их собственное
368
благополучие. Поэт обращается к предметнобы¬товой детализации: пианино, самовар, «тихооке¬анские галифища», платье с серпом и молотом»Даже портрет Маркса в алой рамке оказался од¬ним из символов мещанского быта, И здесь Ма¬яковский использует фантастический прием. Маркс на портрете оживает и кричит: «Скорее головы канарейкам сверните — / чтоб комму¬низм канарейками не был побит!» Разумеется, этот лозунг не имеет ничего общего с призывом к жестокости. Канарейка здесь— символ мещан¬ского быта. Следовательно, речь идет о борьбе с мещанством.
Когда мещанин попадает из теплой, уютной комнаты в кабинет, он лишь имитирует трудо¬вую активность, создает видимость работы. Об этом говорит стихотворение 1922 года «Прозасе¬давшиеся». У чиновников просто нет времени ра¬ботать — они заседают. Расходятся «кто вглав, кто в ком» кто в полит, кто в просвет», кто на за¬седание «Абевегедежезекома», А суть засе-даний — простейший вопрос, вроде покупки склянки чернил. Это противоречие углубляется и обостряется поэтом до предела. Он берет расхо-жую фразу чиновниковканцеляристов «столько дел, хоть разорвись» и с помощью фантастиче¬ского гротеска реализует эту ситуацию («до по¬яса — здесь, а остальное — там»)Видя, что бу¬мажная рутина губит любое живое дело, поэт восклицает: «О, хотя бы еще одно заседание / от¬носительно искоренения всех заседаний!»
Из написанных в разное время, независимо друг от друга, воспоминаний друзей и знакомых Маяковского, живших за рубежом, известно, что душевное состояние поэта во время его последне¬го приезда в Париж весной 1929 года было тяже¬лым. Он был разочарован в том, что происходило в то время в Советской России, По словам одного
из самых эрудированных и внимательных совре¬менных исследователей жизни и творчества Ма¬яковского, он, «едва прожив в сталинском госу-дарстве чуть более года, не выдержал и застре¬лился». Дело было не только в государстве. Потерпела крах вера поэта в гармонию всего; личности, творчества, союза мужчины и женщи¬ны, государства, народа, человечества. Земли, Вселенной, Великая мечта не находила воплоще¬ния в реальности. Маяковский не расстался с мечтой, как явствует из поэмы «Во весь голос». Он расстался с меньшим — с реальностью,
Просмотров: 87 | Добавил: Elenko) | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика