Литература
Воскресенье, 25.06.2017, 03:27
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная БлогРегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1117
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Январь » 13 » -Глава 14-
19:26
-Глава 14-
-Глава 14- 
   Найти нужное окно, как ни странно, не составило большого труда - оно горело в ночи, как маяк для заблудившихся в море кораблей. Манило, привлекало, молча звало. И я, как мотылек, будучи не в силах пройти мимо, разумеется, заглянула внутрь. А потом увидела знакомую фигуру, сидящую за большим письменным столом, и радостно дрогнула. 
   Король. 
   Как быстро я его нашла... не иначе сам Аллар подсказал, куда свернуть в огромном дворцовом саду, чтобы наткнуться именно на того, кого нужно. Я даже поблудить толком не успела, не всю крышу облазила, не всю пыль собрала на свои штаны, прежде чем отыскала это призывно горящее окно в огромном гостевом крыле. Но теперь все - я его нашла. Я даже часа на это не потратила. И это хороший знак. Значит, я не зря выбрала именно эту ночь для признаний. 
   Правда, Его Величество Эннар Второй находился в комнате не один: в кресле напротив маячил грозный тарр-кан та Лейро, главный военачальник Валлиона и наиглавнейший господин в вопросах безопасности этого славного королевства. Они о чем-то негромко беседовали, поэтому мне пришлось ждать, скрывшись в густых ветвях растущего напротив балкона дерева, и незаметно следить за обоими, терпеливо отсчитывая про себя медленно тянущиеся минуты. Я даже приготовилась задремать, потому что действительно устала: и за вчерашний день, и уже за сегодняшний. Недавние подвиги в Школе вытянули из меня много сил. Да еще Лин добавил. Брат, опять же, постарался. Надо думать, что меня неумолимо клонило ко сну. 
   Но нельзя. Сперва следовало все выяснить и закончить наш давний разговор, поставив все точки над "i". И нужно было сделать то, на что в прошлый раз у меня просто не хватило духу. 
   К счастью, ждать пришлось сравнительно недолго - всего через пол-оборота господин "бармалей" со вздохом поднялся, откланялся и, вежливо распрощавшись с Эннаром Вторым, ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Его Величество так же вежливо проводил старого соратника к выходу, однако обратно за стол не вернулся. Вместо этого он ненадолго подошел к открытому окну, вперив неподвижный взгляд в темноту прямо передо мной. Заставил меня тревожно застыть, слушая свое неистово грохочущее сердце. Но потом нахмурился от какой-то мысли, окинул мимолетным взором растущие внизу кусты и, резко отвернувшись, снова пропал в глубине комнаты, по пути незаметным движением задув тлеющую на полке свечу. 
   С трудом подавив желание утереть мгновенно вспотевший лоб, я осторожно пошевелилась и впервые за много дней ощутила, как трясутся поджилки. Но бояться уже поздно, как поздно колебаться и отступать - я все для себя решила. Поэтому, едва переведя дух и убедившись, что король не собирается возвращаться, я осторожно поднялась, бесшумно спустилась и мягко спрыгнула на балкон. Причем, весьма удачно - приземлившись точно на запланированный пятачок. После чего незаметно перекрестилась, осторожно выпрямилась, лихорадочно раздумывая, как бы объяснить хозяину этих покоев свой поздний визит. Затем собралась с духом, сделала решительный шаг вперед... 
   И тут же почувствовала, как что-то острое уперлось мне в горло. 
   От неожиданности я вздрогнула и мгновенно обратилась в камень, потому что лезвие чужого меча недвусмысленно холодило кожу на шее. Настойчиво так, недобро. А виднеющаяся сбоку тень явно не была настроена шутить. 
   Ой, мама. Наверное, его надо было сперва позвать, а не влезать сюда, как наемный убийца? Среди ночи? В полной тишине? Прячась, словно мне есть, что скрывать? 
   - Что тебе нужно? - холодно спросили из темноты, когда мне стало совсем нехорошо. 
   Я судорожно сглотнула, одновременно осторожно поднимая взгляд и упираясь в бесстрастное лицо короля, на котором двумя серыми звездами горели недобро прищуренные глаза. 
   - Зачем ты здесь? 
   - Я... - у меня вдруг осип голос. - Просто зашел поговорить. 
   - Говори, - приказал король, не убирая клинка от моей шеи. 
   Я осторожно скосила глаза, стараясь не делать резких движений, и снова сглотнула: клинок чистый, боевой, отточенный, как бритва. Таким только головы рубить, а не девушке к горлу приставлять. Одно движение и срежет к лешему, как кочан капусты. Чудесно. Просто чудесно. Сплошная романтика и нежные чувства, волнительно щекочущие нервы. Вашу маму... честно говоря, не так я себе представляла эту встречу. Видит бог, совсем не так! 
   Под тяжелым взглядом короля я ощущала себя крайне неуютно. Этот взгляд подавлял, буравил душу, как сверло - стену, он был так же остер, как упирающийся в меня клинок. И так же безжалостен, как холодная сталь, которой все равно, кого резать - бездушную чурку или живое тело. 
   - Я пришел поговорить... о Гайдэ, - наконец, выдавила я, чувствуя себя попавшей в капкан ланью. - Возможно, вам покажется это важным. 
   На лице короля не дрогнул ни один мускул. 
   - Говори. 
   - Может, вы сперва уберете меч? 
   - Зачем? 
   Вот так. Холодно и жестко. 
   Я невесело усмехнулась и медленно подняла пустые ладони. 
   - Я без оружия, сир. У меня нет в отношении вас недобрых намерений. Я действительно пришел только поговорить. Хотя, конечно, если вам приятнее держать меня за глотку... 
   Его Величество сузил глаза, однако все же отступил на шаг, отводя руку. 
   - Благодарю, - хрипло сказала я, машинально потирая саднящее горло. - И прошу прощения за то, что явился без приглашения. Да еще в не самое подходящее для визита время. Но другого раза может и не случится, поэтому я подумал, что оно того стоит. 
   - Ты слишком много говоришь, Фантом, - сухо отозвался король, медленно отступив еще на шаг и почти пропав в темноте. 
   Я осталась на пороге комнаты одна. Совершенно безоружная, освещаемая со спины слабыми дворцовыми фонарями, неузнаваемая и... уязвимая. Причем, в какой-то момент это стало ощущаться до того остро, что у меня по спине невольно пробежали холодные мурашки. 
   Погруженный во мрак кабинет выглядел темным и неуютным. В его глубине не просматривались даже ближайшие углы, уж не говоря о том, что таилось дальше. Я едва могла разглядеть очертания стола, пары кресел, на которых недавно сидели живые люди. Тогда как все остальное тонуло в ночи, создавая впечатление, что передо мной нет ничего, кроме мрака... тени... и глубокой, беспросветной ночи, в которой где-то там, прячась за ней, словно хищник в засаде, ждал моих слов Эннар Второй. 
   Собравшись с духом, я негромко сказала: 
   - Гайдэ просила передать, сир, что очень сожалеет о своем скором отъезде. 
   Кабинет отозвался гробовой тишиной. 
   - И сожалеет о том, что не сумела вас дождаться. Сестра бы очень хотела... 
   - Она не твоя сестра! 
   От злого голоса короля, в котором неожиданно проступила смертельная угроза, я вздрогнула и, чувствуя, как холодеют руки, обреченно опустила плечи. Вот он и узнал... откуда-то... и как-то. Вот и выяснил все, что еще оставалось загадкой. Ясно теперь, отчего он на меня так злится. Все-таки узнал. Сам. Или кто-то подсказал? Впрочем, какая теперь разница, откуда сведения? Мог и Фаэс проболтаться. Мог еще кто-то сболтнуть. Мог сам сложить два и два. Не так уж это трудно, если подумать. Одинаковый голос, сходные словечки, внезапное и одновременное появление... мои маски, несмотря на все старания, все равно оставались слишком похожими. Такому редкому мастеру, как Его Величество, всего лишь потребовалось некоторое время, чтобы это понять. Пускай немного больше, чем я рассчитывала, однако правильный вывод был очевиден с самого начала. Как я ни старалась, шила в мешке не утаить. И не увидеть Гайдэ под черными доспехами Фантома мог только слепой. 
   А король слепым отнюдь не был. Просто у него слишком много работы, и слишком много имелось разрозненных фактов, которые поначалу было трудно уложить в одну единственную цепочку. Но время прошло. Он раскрутил эту цепь до конца. Сделал сам собой напрашивающийся, хоть и невероятный вывод, и потом понял все. Да... судя по тому, что я услышала, он действительно понял если не все, то почти все. Я сама сделала все, чтобы он понял это без моего участия. Неосторожно танцевала на краю обрыва, с упорством безумца добиваясь того, чтобы меня заметили. Наверное, я сама виновата? Сама рассказала Ригу, точно зная, что "прослушки" в его доме прекрасно работают? И что очень скоро эта информация дойдет до нужных ушей? Если не до короля напрямую, то до другого человека - не менее проницательного и умного? Да. Скорее всего, господин да Миро все-таки сумел докопаться до правды. Наверное, ему хватило сообразительности увязать все факты воедино. Может, я зря оставила ему столько подсказок? Зря так долго намекала на нас обоих? И на прямую связь между Гайдэ и Гаем? 
   - Значит, вы знаете? - совсем неслышно спросила я, все еще на что-то надеясь. - Знаете, кто она...? 
   - Да, - сухо кивнул из темноты король. - Я знаю, кто ты. 
   У меня что-то болезненно сжалось в груди. 
   Вот и все. Вот и разрушилась моя легенда. Он знает... кажется, действительно ВСЕ знает. Господи, но тогда несложно понять, почему он ТАК меня сегодня встретил! 
   Боже... 
   Что же я натворила? Что наделала, дурочка?! И как могла даже надеяться, что после ТАКОГО он вдруг решит хоть в чем-то меня простить?! 
   Не надо было сюда приходить, - со внезапной тоской поняла я. - Не надо было ворошить прошлое. Не надо бередить душу. Что было, то прошло. Да и было ли что-нибудь на самом деле? Так, мимолетная дымка вдруг зародившейся мечты. Теплый южный ветер, навеявший красивую сказку. Просто мираж. Сон. Зыбкое марево над горячими песками пустыни. И некстати вспыхнувшая надежда, от которого больше ничего не осталось. 
   - Все это была ложь, - так же сухо сказал Эннар Второй, буравя меня тяжелым взглядом. Ровно, неестественно спокойно, как обвинитель на Королевском Суде. - С самого начала - одна только ложь. 
   - Не одна, - устало возразила я, оперевшись спиной о каменные перила и сгорбившись, как столетняя старуха. - В Рейдане вам никто не лгал. Ни разу. Просто не сказали всей правды. 
   - Теперь это не имеет никакого значения. 
   Я снова вздрогнула и с болью посмотрела на виднеющийся в темноте силуэт, а потом увидела холодно поблескивающие глаза, в которых не осталось ничего, кроме безжалостно режущей стали, и с горечью поняла: 
   - Да... видимо, вы правы. 
   - Нам не о чем с тобой говорить, - бесстрастно подтвердил король. - Ты просто зря тратишь мое время. Поэтому - вон отсюда. 
   Я неверяще вскинула голову, искренне полагая, что ослышалась. 
   Как он сказал?! 
   Мне?!! 
   - Что, Ваше Величество? 
   - Пошел вон отсюда, Фантом, - спокойно повторил он, глядя мне прямо в глаза. - Ты выбрал себе неудачное имя и плохую маску. Она слишком крепко к тебе приросла. Не вздумай больше попадаться мне на глаза. 
   Я растеряно отступила, все еще не веря, не желая и не имея сил осознать то, что сейчас услышала. Неужели я обидела его ТАК сильно?! Неужели моя маска ТАК его оскорбила, что он выгоняет меня прочь, как приблудившуюся собаку?! Я ведь не лгала ему! Я просто растерялась тогда! Мне нужно было время, чтобы подумать и все осознать! Да и ему, наверное, тоже! Все очень быстро произошло! Слишком неожиданно и внезапно! Я не пыталась заставить его что-то почувствовать! Я не просила у него этот амулет! Я сама не хотела, чтобы так получилось! Не ожидала, что хоть чем-то смогу его зацепить, поэтому в решающий миг самым настоящим образом растерялась! Да! Просто-напросто растерялась! Ничего больше! И я не могла остаться тогда - на мне висят слишком серьезные обязательства, которые невозможно игнорировать! За мной стоят мои братья, Равнина, Долина, Лес, наконец! Как можно обмануть их ожидания?! Но и ему я не лгала! Ни разу!! Ни когда была Фантомом! Ни когда приехала в Рейдану как леди!! НЕ ЛГАЛА!! Он не мог этого не почувствовать!!! 
   Так почему же сегодня он так со мной жесток?! Почему моя небольшая тайна ТАК СИЛЬНО его оскорбила?!!! 
   Наверное, я ничего не понимаю в мужчинах? Возможно, мне следовало взять с собой хотя бы Лина? Шейри был уверен, что как раз король сможет меня понять. Он полагал, что Его Величеству знакомо, что такое долг. Раз уж он знает, что я - Ишта, он должен был понимать, что у меня есть не менее важные обязанности, чем у него! И что мои действия подчинены отнюдь не прихотям, а именно таким же обязанностям и долгу, какой довлеет и над его собственной головой!! 
   Но тогда почему же?!! 
   Почему он не желает этого видеть?!!! 
   Я судорожно вздохнула и от отчаяния вдруг сделала настоящую глупость - шагнула навстречу и с надеждой заглянула в его глаза. В заледеневшую от обиды душу, которую, как мне казалось, я начала неплохо понимать. Туда, где когда-то светилась забота, нежность и даже что-то большее... туда, где, как мне показалось, я еще смогу отыскать что-то живое. И где, возможно, еще остались следы прежнего огня, заставившего и мое сердце стучать взволнованно и гулко. 
   Что именно я сделала, сама не знаю. Кажется, захотела повторить неожиданный опыт Эйирэ и попробовала ощутить его истинные чувства, чтобы узнать, что из сказанного тогда и сейчас было правдой. Быть может, я что-то неправильно поняла? Быть может, он неудачно выразился? Возможно, мы оба что-то недопоняли? Ведь я, в отличие от него, не умею определять, когда мне лгут, с точностью хорошего детектора. Так, может, это какая-то нелепая ошибка? 
   Стремясь найти ответ, я неосторожно приблизилась и доверчиво раскрылась, машинально вбирая все то, что светилось в его глазах, и то, что он едва удерживал внутри, не давая вырваться наружу. 
   Что случилось дальше, я помню смутно. Кажется, меня обожгло бешеным пламенем до кровавых волдырей на коже. Кажется, я вдруг оказалась в огромном костре, топчась на узком пятачке свободы и с ужасом ощущая, как сжимается вокруг меня огненное кольцо. Не знаю, правда ли это или же мне всего лишь привиделось, но знаю лишь одно - в этом пламени была только ярость. Бешеная, неудержимая, свирепая и все убивающая ярость. То самое чувство, граничащее с настоящей ненавистью, которое испытывал сейчас король. Испытывал ко мне. Ко всем моим маскам. Даже к той, которой, я думала, что смогла его удивить. 
   От внезапно стегнувшей боли я сдавленно охнула и отшатнулась, едва успев заслониться руками. Но, видимо, отшатнулась слишком поздно - чужая магия, клокотавшая до этого внутри, внезапно вырвалась и с силой ударила меня в грудь. От мощного толчка невидимого кулака у меня прервалось дыхание, мгновенно опустело что-то в душе, пальцы скрючились, бессильно царапая оставшуюся без воздуха глотку, на глаза сами собой навернулись слезы. А потом я вдруг почувствовала, что умираю. 
   Окутавшись чужим огнем с ног до головы, я буквально заживо горела, постепенно превращаясь в обугленную головешку. С меня будто медленно сдирали кожу, оголяя живое мясо и заставляя брызжущую во все стороны кровь болезненно сворачиваться тугими бурыми комочками. Затем по оголенным нервам хлестнула новая волна боли, бросившая меня на колени. Во рту появился отвратительный привкус железа и соли. Я закашлялась, силясь хоть как-то вдохнуть и протолкнуть воздух в горящие легкие, но почему-то это никак не получалось. А когда мне все-таки удалось заставить грудь пошевелиться и в глазах чуть-чуть прояснилось, я обнаружила себя стоящей на коленях, судорожно откашливающейся и дымящейся, как вырвавшаяся из ада душа. 
   В полнейшей растерянности я уставилась на качающийся перед глазами ковер, рисунок которого неумолимо расплывался, будто залитый водой. После чего непонимающе увидела некрасивые бурые пятна, постепенно расползающиеся в такие же бурые лужицы, и, поднеся дрожащие пальцы к глазам, в панике поняла, что совсем их не вижу. Вернее, вижу, но словно сквозь кровавую пелену. Мутно. Расплывчато. Как через халтурно выплавленное стекло. Причем, стекло, на которое какой-то умник с размаху плеснул красной краской - щедро так, не пожалев, Так, что эта краска постоянно стекала и стекала куда-то вниз, пачкая руки, лицо, пол... 
   Хрипло закашлявшись, я снова попыталась вдохнуть, но тут же охнула от боли, поперхнулась от хлынувшей носом крови и только тогда поняла, почему вижу так плохо. 
   Кажется, со мной что-то не так. Кажется, кровь идет не только из носа, но и из глаз, мешая смотреть. И в ушах почему-то звенит. Я почти ничего не слышу!! 
   Неожиданно перед моими глазами оказались тяжелые армейские сапоги. Вычищенные до блеска, лакированные, подбитые стальными набойками. 
   Я знаю, кому они принадлежат. 
   Знаю, но все еще не могу поверить. 
   - Ты не бессмертный, Фантом, - сухо и холодно сообщил король, изучающе глядя на меня сверху вниз. - И ты далеко не так неуязвим для магии, как думаешь. Я нашел твое слабое место. 
   Магия?!! 
   Я снова закашлялась и с трудом приподнялась на дрожащих руках. 
   Значит, он ударил меня магией?! Сегодня?! Сейчас?!! И мне поэтому ТАК плохо?!!! 
   Тяжело дыша и неловко утирая струящуюся по лицу кровь, я подняла потяжелевший взгляд, какое время изучая его спокойное лицо так, как если бы видела в первый раз. А потом, скрипнув зубами, поднялась сама, опасно пошатываясь и только каким-то чудом удерживаясь в вертикальном положении. 
   Значит, вот как, Ваше Величество? 
   Что ж, исчерпывающий ответ. Вот теперь я, наконец, поняла вас очень хорошо. Видимо, моя дейри оказалась не такой сильной, как я всегда считала. И, видимо, вы все-таки нашли способ на нее воздействовать. Наверное, долго искали? И долго готовились? А когда я так удачно подставилась, просто возблагодарили судьбу за подаренный шанс? 
   Меня снова шатнуло. 
   - Я сказал: вон отсюда, - тихо повторил король, когда я уставилась на него сочащимися кровью глазами. - Больше повторять не буду. 
   - Хорошо, - хрипло прошептала я, тяжело привалившись к перилам. - Хорошо, я уйду и больше вас не потревожу. Я умею признавать свои ошибки. Простите, если они принесли вам беспокойство... простите меня... за все. 
   Устало перевалившись через парапет, я тяжело спрыгнула вниз, но в последний момент не удержалась и неловко упала, едва не ткнувшись носом в землю. Пару секунд стояла на коленях, не видя никого и ничего, а затем медленно, неуверенно, с огромным трудом поднялась. И так же медленно поплелась прочь на подкашивающихся ногах, беспрестанно утирая струящуюся по лицу кровь и искренне желая только одного - упасть куда-нибудь и умереть, чтобы терзающая внутренности боль отпустила, наконец, этот изжеванный огрызок, и хотя бы ненадолго оставила меня в покое. 
   
   Сколько я шла и куда - не помню: Дворцовый сад огромен, и даже за целый день невозможно пересечь его целиком. А я не смотрела, куда шла. Просто не видела. Поэтому брела, не разбирая дороги, и не слишком понимая, зачем вообще куда-то иду. 
   Мыслей внутри никаких не возникало - в душе царила оглушительная пустота. Впрочем, мне было все равно - я слишком устала, чтобы думать и размышлять. Слишком устала, чтобы просто гадать. И слишком устала переставлять одеревеневшие ноги, от которых не было никакого проку. 
   В какой-то момент на моем пути попался небольшой тихий прудик, которых в саду было полным-полно. Неглубокий и прозрачный, заключенный в идеально круглую каменную чашу, он даже утопиться не позволил бы как следует, если бы кому-то в голову пришла такая мысль. 
   Но у меня мыслей не было. 
   И вообще ничего больше не было. Все, на что меня хватило, это бездумно утереть в очередной раз лицо и равнодушно стряхнуть с мокрой ладони многочисленные алые капли. Да... пока еще алые, потому что "синька" почему-то показываться не спешила. Не знаю, хорошо это или плохо, но в темноте хотя бы не видно следов, которые отмечали мой рваный путь сквозь ночные заросли и мимо хорошо утоптанных дорожек. Тогда как по "синьке" найти меня было проще простого - она всегда фосфоресцировала. Так что, наверное, это и к лучшему: попадаться кому-то на глаза мне совсем не хотелось. 
   У пруда я стянула насквозь промокшую маску и тщательно умылась, испачкав некогда чистую воду и придав ей заметный розоватый оттенок. Ну и пусть. Авось, до утра никто не заметит. А там все и подживет... наверное. 
   Отерев лицо и с недоумением посмотрев на все еще красную руку, с которой быстро скатывались тягучие алые капли, я пожала плечами. Ну ладно. Может, и не заживет до утра. Правда, странно, что кровь не желает останавливаться. Обычно секунда - другая и все, а тут... видимо, ударили меня чем-то совсем неприятным. Чем - понятия не имею, я не маг, но узнавать, естественно, не у кого. Да и не хочется. Пусть бежит. Когда-нибудь наверняка засохнет. Хотя, конечно, с учетом этого нового обстоятельства умываться мне бесполезно. 
   Кинув под ближайший куст безнадежно испорченную маску, я мельком взглянула на свое страшноватое отражение, убедившись, заодно, в том, что стала счастливой обладательницей жуткой окровавленной рожи вместо привычной бледной физиономии. Потом так же равнодушно отвернулась, отбросила назад мокрые волосы. Убрала под рубашку некстати вылезший наружу амулет некромантов, чтобы не лез настойчиво под руку. Запоздало подумала, что испачкала его тоже, но потом мысленно отмахнулась и решила: какая, к Айду, мне теперь разница? Все равно отмываться придется целиком. Потому что странные метаморфозы после общения с королем начали происходить не только с глазами и ноздрями - теперь кровь потихоньку сочилась изо всех пор. Вон, рукава уже насквозь пропитались. И не водой. А рубаха мерзко липнет к телу, будто я в ней только что выкупалась. С чего бы после таких новостей беспокоиться о чужом артефакте? Высохнет, не отвалится. А если даже отвалится, то наплевать. Что я, нового себе не найду? 
   Потом я побрела прочь, рассеяно волоча ослабевшие ноги и упрямо цепляясь за каждый встреченный куст. Пачкая их, конечно же, но все еще никому (о чудо!) до сих пор не попавшись на глаза. 
   Потом меня внезапно замутило. 
   А затем и вывернуло какой-то черной жижей под ближайшим кустом. Но после этого стало немного полегче, хотя слабость, разумеется, никуда не делась. Да и голову закружило сильнее. Видимо, от кровопотери. 
   Тем не менее, острой боли внутри больше не было. Успокоилась, сволочь, удовлетворилась проведенной работой и постыдно сбежала, не желая видеть результаты своих грандиозных трудов. Но меня это уже не волновало. Главное было - идти. Зачем, почему и куда - неважно, но идти, как будто движение могло меня спасти. 
   Как я вышла к Дворцовым воротам, ума не приложу. Чего меня понесло в ту сторону - тем более, не знаю. Однако в какой-то момент, после изрядного блуждания по ночному саду, мутный взгляд углядел какой-то просвет, обрамленный толстыми мраморными колоннами, возле которых, как посланница небес, стояла чья-то оседланная и полностью готовая к дороге лошадь. 
   Хозяина не было. 
   Стражей на Воротах почему-то - тоже. 
   Хотя свет в притулившейся у дворцовой стены караулке еще горел. Наверное, гонец собирался выехать среди ночи со срочной депешей. Или кто-то сильно спешил покинуть Скарон-Ол, не собираясь сердечно прощаться с хозяевами. 
   Совершенно не думая о том, что делаю, я в какой-то прострации выползла из тени, цапнула свободно висящий повод и забралась в седло. Не сама, конечно - меня едва хватило на то, чтобы сделать пять шагов навстречу; просто лошадь, видимо, была послушной и хорошо обученной... а может, я ее сослепу левой рукой погладила?.. но, как бы там ни было, добрая конячка, едва поняв, что самостоятельно мне на нее не забраться, послушно легла на землю и охотно подставила спину. 
   Умница. 
   Потом я многого не помню. И даже представить себе не могу, как умудрилась удержаться в седле и проехать через весь Скарон-Ол посреди ночи, одна, лежа на шее испуганно всхрапывающей лошади, пока она послушно бежала прочь. Особенно не могу представить, как держала поводья и правила в забытьи, стараясь придерживаться одного направления, дабы не болтаться по городу, как на испорченной карусели - по кругу. Я вообще ничего не помню. Клянусь. Кроме тех редких эпизодов, когда замутненное сознание ненадолго прояснялось, а шум в ушах слегка стихал. Но и тогда передо мной мелькали лишь незнакомые дома и редкие огоньки горящих окон, за которыми проносились размазанные силуэты и совсем уж изредка слышались какие-то чужие голоса. 
   Как меня выпустили за ворота ночью, кто это сделал и по чьему приказу... видели ли стражи, кого и в каком состоянии везет неопознанная лошадка - не знаю. Не ведаю. Это так и осталось для меня тайной за семью печатями. Видно, сам Аллар хранил меня от сложностей, не позволяя лошади остановиться ни на миг. А то еще и подгонял ее своей незримой дланью. Потому что за пределы города я все-таки выбралась. Меня никто не остановил, не потребовал документы, не сдернул с седла и не спросил с негодованием: где я успела так здорово набраться и почему даже лыка не вяжу, пьяница? Словно чья-то высшая воля оградила нас с кобылой от чужого внимания. И словно витала надо мной в тот момент какая-то особая аура, от которой припозднившиеся прохожие, сами не понимая почему, спешили разойтись в стороны, страшась заступить дорогу. 
   Сколько я ехала - тоже не могу сказать. Но знаю одно: из Скарон-Ола мы выбрались еще затемно. Потом я надолго провалилась в забытье, не замечая, что текущая из носа кровь методично капает вниз и безнадежно вымачивает конскую шею, заодно окрашивая ее в неприятный оттенок. Почему я даже не попыталась ее остановить, вставить какой-нибудь тампон из собственных носков, нарвать на лоскуты рукава или же просто промокнуть глаза, непонятно. Но у меня даже мысли не мелькнуло хоть как-то себе помочь. Не говоря уж о том, чтобы позвать на помощь или вернуться, разбудив Лина и напугав его до полусмерти. Просто наваждение какое-то нашло. Помрачение сознания, не иначе. Со мной такое было лишь однажды - когда Тварь распорола ногу и цапнула ядовитыми когтями. Тогда мне тоже было плохо. Тогда у меня тоже все плыло перед глазами, и голова гудела, как медный котел, по которому с чувством ударили бейсбольной битой. Но тогда дело было в яде... а сейчас? 
   Первая вялая мысль вызвала болезненные спазмы в животе, и меня снова вывернуло наизнанку. Прямо на несчастный бок вздрогнувшей от неожиданности лошадки, которая от такого отношения внезапно разобиделась и понесла. 
   А я снова потеряла сознание. 
   Плохо было еще и то, что я успела отключить все свои Знаки. Опрометчиво усыпила своего чуткого демона. Ушла, никого не предупредив и никому не сказавшись. Да еще и обратно не вернулась, почему-то ища утешения на стороне. Где-нибудь подальше от Дворца. Как будто близость человека, нанесшего мне такой предательский, но очень верный удар, могла усугубить последствия этого некрасивого поступка. И как будто какое-то чутье, оставшееся неподвластным действию неизвестного заклятия, неумолимо вело меня прочь, разрывая эту невидимую связь, сжигая за мной все мосты, засыпая оставшуюся позади дорогу пеплом сгоревших надежд и покрывая ее холодным маревом проснувшейся от спячки Тени. 
   Да... той самой Тени, которая, как мне иногда казалось, следовала в ту ночь за мной по пятам. 
   Когда до лошади дошло, что она везет на своей спине не Ишту, а бредящий полутруп, из которого на нее, бедную, безостановочно капает еще горячая кровь, с несчастной кобылой, похоже, случился самый настоящий припадок. Потому что, в какой-то момент рванувшись прочь, как обезумевшая, она дальше понеслась так, словно за ней гнались все демоны преисподней. Причем, неслась в ночь. Не разбирая дороги. Мимо жмущихся к обочинам домиков, палисадников, распаханных полей, а вскоре и вовсе - непонятно куда. Более того, в какой-то момент нормальная дорога ее полностью перестала устраивать, и эта дикая сволочь полетела сквозь редкий подлесок, стремясь уйти от города так далеко, как это только возможно. 
   Хотя, может, это мое неосознанное желание ее подгоняло? 
   Как бы там ни было, но через некоторое время, очнувшись ненадолго после очередного взбрыка, я с вялым удивлением обнаружила, что все еще сижу (вернее, лежу) верхом и пока не успела сломать себе шею, рухнув со своего транспортного средства на полном скаку. Более того, держусь за гриву так, будто собираюсь вырвать ее с мясом. Надо думать, что лошадка решила избавиться от такого горе-седока. Больно ей, наверное? 
   Потом я сообразила, что нахожусь не просто непонятно где, а очень и очень далеко от обитаемых мест. Потому что попыталась обернуться, чтобы отыскать взглядом огни Скарон-Ола, и неожиданно не смогла их различить. Зато вместо них нашла ровную, как доска, степь, поросшую редкой травой и усеянную невысокими холмами, как барханами; вывернутое наизнанку небо над головой, на котором под аккомпанемент удивительно крупных звезд танцевали друг возле друга две местные луны. Ошарашено моргнула, не понимая, как такое возможно, если по моим ощущениям мы мчались не меньше нескольких часов, а полночь уже давно должна миновать. И, как следствие, все же разжала судорожно вцепившиеся в гриву руки. 
   Секунд десять после этого я еще каким-то чудом оставалась на прежнем месте, удивленно провожая глазами мелькающую под копытами землю. Но потом мое везение внезапно закончилось - почуяв свободу, лошадь активно дернула задом, я освобождено подлетела вверх, не успев снова схватиться, а потом с тихим стоном вывалилась из седла, поражаясь про себя, что не сделала этого двумя или тремя часами раньше. 
   От удара меня аж подбросило, мгновенно развернув и швырнув куда-то в сторону, как надоевшую игрушку. Потом протащило по жесткой земле, в клочья раздирая куртку. Обо что-то задело - послышался громкий треск ломаемых веток. Потом еще раз ударило, заставив глухо застонать и крепко зажмуриться. После чего, наконец, скинуло с какого-то уступа, с размаху уронив на плоское каменное ложе. И после этого я уже точно ничего не помню. 
   Кроме мелькнувшей перед самым носом крылатой тени, от которой очень знакомо пахло серой и хвоей. 

Пользовательский поиск
Просмотров: 611 | Добавил: $Andrei$ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика