Литература
Воскресенье, 25.06.2017, 03:25
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная БлогРегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1117
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Январь » 13 » -Глава 16-
19:29
-Глава 16-
-Глава 16- 
   Утоптанная за многие десятилетия земля ложилась под сильные лапы быстро и ровно, словно под колеса хорошего автомобиля на очень качественных рессорах. На таком не болтает, не мотает, не трясет на каждой кочке. Бурая поверхность внизу сливается в сплошную смазанную полосу, в которой не удается разглядеть ни камешка, ни веточки, ни жухлой травинки. Просто потому, что скорость такого "авто" превышает все мыслимые и немыслимые пределы. 
   Сидеть на кахгаре оказалось неудобно - я постоянно соскальзывала с гладкой спины, а зацепиться могла только руками за небольшие выступы на холке, которые весьма отдаленно напоминали дверные ручки. Ноги же болтались в неизвестности, где-то между углом нижней челюсти и грудной клеткой, так и норовя попасть в щель между хитиновым панцирем на шее и мерно двигающимися плечами. С седлом было бы гораздо удобнее, но где его взять? Хорошо уже то, что в основании шеи отыскалось крохотное местечко без шипов, куда я смогла примостить свою измученную тушку. 
   А еще кахгар очень быстро бегал. Думаю, раза в полтора быстрее, чем Лин. Правда, проверить это я могла только на прямой и ровной степи, но полагаю, что и в горах он будет чувствовать себя достаточно уверенно. Этакий вездеход клыкастый. Идеальный штурмовик и просто совершенный боец, опасный не только своими зубами и когтями, но еще и тем, что проходимость у этого полуживого танка была поразительной. Куда угодно залезет. Докуда хочешь дотянется с такой длинной, почти телескопической шеей. Зубами стальной доспех с одного раза перекусит. А уж как он через овраги перепрыгивает - дай бог каждому оленю. Не говоря уж о том, что "руля" этот танк слушался так, как не всякая дорогая иномарка сумеет. 
   - Стой, - велела я, когда заметила, что небо вдалеке едва заметно посветлело. 
   Кахгар плавно затормозил, не качнув меня даже капельку, и послушно встал. Спокойный, размеренно дышащий, неутомимый и совершенно не уставший после трехчасовой пробежки, которую я ему устроила в качестве аперитива. Просто терминатор какой-то. 
   - Лежать. 
   И он так же послушно опустился на брюхо, позволив мне легко соскользнуть на землю. Даже не возразил, когда я наступила ему на лапу. И не дернулся, когда мне приспичило изучить его поближе. Только провожал внимательным взглядом, пока я огибала его по кругу и рассматривала, как опытный автовладелец не расхваленную рекламой, но оказавшуюся настоящей находкой покупку, попутно обдумывая, что мне теперь делать с этим неожиданным открытием. 
   То, что Тварь подчиняется амулету, было ясно, как божий день - кахгар не сводил с него взгляда все то время, пока мог меня видеть. Он начинал нервничать, когда я прикасалась к творению некромантов. И явно забеспокоился, когда я его сняла и какое-то время удерживала просто в руке. Так что да - дело только в амулете. И в том, что он каким-то образом заставлял нежить слушаться. Хотя после того, первого раза, он быстро погас и больше ничем не выдавал своей принадлежности к Храму. 
   Однако сейчас надо было что-то решать - приближался рассвет, а кахгар, как ни крути, существо ночное. Очень чувствительное к солнечным лучам. И крайне подверженное разрушительному действию дневного света. Глупо терять его мне не хотелось - и так прекрасно знала, что с ним случится, если мы промешкаем. Да и не больно-то я желала проверять, станет ли он слушаться в том случае, если его инстинкт самосохранения (а такой наверняка есть) войдет в прямой конфликт с моим приказом. Иными словами, если я велю ему сидеть до утра, дожидаясь появления смертоносного светила. 
   Какого бы то ни было плана действия у меня пока не было. Не успел просто сложиться, потому что последние события полностью выбили меня из колеи. И Совет, и недолгая беседа с королем, и... стоп, не думать! Но, особенно, последующее за ним изменение моего самочувствия и иррациональное желание испортить себе карму еще больше. Смешанное с прямо-таки нечеловеческим стремлением задавить те отвратительные воспоминания и еще большим по силе намерением избавиться от мерзопакостной слабости, из-за которой я без посторонней помощи не могла сделать даже десятка шагов. 
   Правда, кровь у меня из глаз и носа больше не текла - видимо, "синька" все-таки одолела непонятную заразу, но ощущения в теле остались наимерзейшие. А последствия, я думаю, будут аукаться еще не один день, напоминая о себе то прострелом в спине, с которой вчера намудрил мастер Лаор, то дрожью в ногах, то головокружением, а то... как, к примеру, сейчас... подкатывающей к горлу тошнотой, повторяющейся всякий раз, когда я начинала думать о короле и о том, что со мной случилось благодаря его чертовой магии. 
   Чем уж в меня запустил, что это за заклятие такое - Айд знает. Однако моя дейри оказалась к нему восприимчивой, так что впредь мне придется быть настороже. Если бы не "синька", думаю, что могла бы и не выжить. А еще думаю, что именно на такой результат и рассчитывал Его Королевское Величество, когда испытывал свое новое оружие в реальных, так сказать, условиях. 
   Проще говоря, этой ночью он пытался меня убить. 
   И, видимо, его не смущало ни мое прошлое, ни громкий титул, ни даже близкое присутствие Фантомов, четверо из которых, между прочим, являлись чистокровными скаронами и весьма трепетно относились к такому понятию, как кровная месть. Однако Его Величество, наверное, решил, что игра стоит свеч. Или же знал что-то такое, что могло отвести от него все подозрения. Хотя, конечно, мне нелегко думать, что он оказался настолько мстительным, мелочным и до отвращения последовательным типом, для которого личная обида стала поводом для этого отвратительного поступка, едва не стоившего мне жизни. 
   Словом, все плохо. 
   И со мной все было плохо тоже. Я была измотана, измучена собственными сомнениями и недавними событиями. Я больше суток не спала. И я за один единственный, крайне короткий вечер и жалкую часть ночи получила столько болезненных ударов от коварной судьбы, что едва держалась на ногах. Меня буквально забили в партере. Обманули, разочаровали, едва не убили. Честное слово, я находилась почти на грани. И реально находилась в одном единственном шаге от того, чтобы сойти с ума. 
   Поэтому мне срочно требовался отдых. Мне надо было куда-то забиться хотя бы на несколько часов. Следовало как-то приглушить взбудораженные чувства. Забыться. Провалиться в небытие. Срочно выстроить хоть какую-то защиту от раздирающих надвое воспоминаний. И мне очень нужно было хорошее убежище. Такое, чтобы там меня не достали ни звери, ни люди, ни друзья, ни враги... никто. Даже собственная память. Я была форменным образом на взводе. Напоминала сама себе взведенный курок пистолета или туго натянутую тетиву арбалета. Всего один единственный звук или не вовремя произнесенное слово, и тут же прозвучит выстрел. Всего один шаг, и тетива с тихим звоном порвется. 
   Я действительно качалась сейчас в опасной близости от безумия. 
   И, наверное, только этим можно было объяснить мой следующий приказ: 
   - Веди меня в свое логово! 
   А также то, что когда кахгар послушно встал и, пройдя несколько шагов, указал носом на зияющую в земле дыру, я без колебаний прыгнула внутрь. После чего проследила за тем, как за спиной, благодаря усилиям задних лап Твари, наглухо засыпается широкий проход, осознала, что нахожусь в идеальной ловушке, и с внезапным облегчением осознала, что лучшего убежища просто не придумаешь. 
   
   Надо сказать, спала я в этот день много, долго и удивительно крепко, несмотря на особенности своего местоположения, опасных соседей и вконец расстроенные нервы. Как только добралась до первого попавшегося ответвления от основного прохода, так и рухнула на обнаружившуюся там травяную подстилку, обрубившись мгновенно и так качественно, как уже давно не бывало. 
   Сколько проспала, не знаю - под землей нет часов и нет смены дня и ночи, чтобы хотя бы примерно определить сроки. Но думаю, что часиков шесть точно. Если не побольше. А когда проснулась и вспомнила прошедшую ночь, то была сильно удивлена собственным благополучным пробуждением, низким земляным потолком, из которого торчали какие-то узловатые корни, а также тем, что за время сна у меня, оказывается, появились соседи. 
   Наверное, кто другой на моем месте, внезапно обнаружив себя лежащим между двух массивных туш взрослых кахгаров, лишился бы чувств. Кто-то, быть может, перекрестился бы и трижды сплюнул через левое плечо. Кто-то решил бы, что сошел с ума. А кто-то даже потянулся бы к оружию и принялся за благое дело очищения этого мира от злобной нежити. Я же просто удивилась. Причем, довольно вяло. Всего лишь отметила тот факт, что у кахгара в логове есть еще и самка, а потом снова откинулась навзничь, отпихнула подальше тяжелую когтистую лапу и, заложив руки за голову, принялась неторопливо размышлять. 
   То, что я живая и уже не сплю, было ясно даже дураку. 
   То, что на меня никто не покушается, было странно, но вполне объяснимо - работал амулет Храма. 
   То, что самка кахгара тоже его чувствовала, вообще не вызывало вопросов. 
   Но вот то, что она так самозабвенно сопит мне в подмышку, уже интересно. 
   Скосив глаза на зубастую морду, почти касающуюся носом моей окровавленной одежды, я убедилась, что Тварь действительно спит, и озадаченно нахмурила брови. 
   Странно. Непонятно. Но обнадеживает. 
   Второй факт - я не просто нахожусь в логове кахгара, но еще и заметно восстановилась. Безумной слабости больше нет. Руки-ноги уже не дрожат. Я могу спокойно сесть, встать и даже походить... в чем немедленно и убедилась... и никто при этом не чинит мне препятствий и даже ухом не ведет, как будто так и надо. Более того, мой человеческий запах не производит на нежить ровным счетом никакого неблагоприятного впечатления. Даже, я бы сказала, наоборот - вон, какая блаженная морда стала у самки, когда я, поднимаясь, ненароком ткнулась носом в ее шею. Даже на спину повернулась, зараза такая, охотно подставляя закрытое толстым панцирем пузо. А потом громко вздохнула, потому что я посторонилась и отошла подальше, дабы не оказаться под этой тушей целиком. 
   Другая непонятная вещь: общеизвестно, что Твари ВОНЯЮТ. Причем, не просто воняют, а воняют жутко. Хоть живые, хоть дохлые. В смысле, полуживые и окончательно мертвые. А эти... 
   Я недоуменно принюхалась. 
   ...почти не пахнут. Ну, мертвечиной не пахнут точно, хотя сильный запах дикого зверя все же присутствует. Хотя оно и понятно - две таких громадины наверняка испаряют какие-то пахучие молекулы. То ли пот, то ли феромоны, то ли еще какую-то гадость. Как все нормальные звери. Но тогда я не понимаю, в чем дело, и не могу объяснить разницу между этими Тварями и теми, которые обитали в Хароне. 
   Они что, какие-то другие? С ними что-то не так? Болеют? Маскируются? Водят меня за нос? Или, может, у меня появились проблемы с нюхом? Этой ночью из меня так лило, что рецепторы могли атрофироваться или вообще исчезнуть... ну да, только в таком случае я не должна чувствовать вообще ничего. А я прекрасно дышу, отлично ощущаю ароматы двух крупных зверей, могу точно сказать, в какой стороне у них тут туалет. И вообще, много чего замечаю. Даже вижу, что с другой стороны от самки ко мне потихоньку подбираются два крохотных лысых комочка, тыкающихся еще слепыми мордами то в мамку, то в мой сапог и явно отыскивающих титьку. 
   Так. У меня, кажется, снова начались глюки. 
   В полной уверенности, что брежу, я присела на корточки и протянула руку, но крохотные новорожденные кахгары, едва достигающие размеров взрослой кошки, были вполне осязаемыми. Одного я даже взяла с земли и осторожно погладила, услышав в ответ тихое урчание и почувствовав, как мой палец требовательно обхватили губами. 
   Ага. Думает, что мамка - это я. Ну-ну. 
   Пока отложив мысль о бреде в сторону, я повернулась, одновременно отыскивая глазами то место на животе у мамаши, где могли бы быть соски, но, наткнувшись на ее внимательный, нечеловечески разумный взгляд, невольно замерла. Проснувшаяся от писка детеныша самка смотрела на меня почти в упор, пристально, цепко, но при этом удивительно спокойно. Сбежать от нее в логове не было никаких шансов. Сражаться в такой тесноте, где едва можно развернуться, нереально. Убеждать, что мелкого никто не желал обидеть, бесполезно. Но... она вроде не выглядела злой или раздраженной. Просто смотрела и ждала, что будет дальше. Поэтому, спустя пару мгновений остро возникшего невроза, я нервно хмыкнула и кивнула на малыша. 
   - Голодный. Чем ты его кормишь? 
   Вот уж когда я действительно ощутила себя ненормальной. Стоять в логове взрослой Твари, до этого оседлать ее, как простого коня, держать на руках новорожденного кахгара и при этом вести беседы с его громадной и смертельно опасной матерью... что может быть безумней? 
   Но у меня, кажется, включился в голове какой-то ограничительный стопор - я уже ничему не удивлялась и ничего не боялась. Вообще. Как вырубили меня. Рассуждать еще могу, сопоставлять и анализировать - тоже. Но испытывать сильные эмоции - нет. Совсем. Как если бы вместо них включился холостой ход, и теперь, кроме вялого удивления и вялого же беспокойства, в моей душе ничего не ворохнулось. 
   Может, это и есть сумасшествие? 
   Самка, какое-то время посверлив меня крупными алыми глазами, шумно выдохнула, обдав волной холодного (почему-то!) воздуха, как из морозильника. После чего странно скрючилась, напряглась и, словно действительно меня поняв, отрыгнула между лапами небольшой бесформенный комочек какой-то вязкой зеленоватой субстанции. К которой я, недолго думая, и поднесла требовательно причмокнувшего детеныша. 
   Блин. Чем я тут занимаюсь?! 
   Но детеныш оказался очень доволен - едва ткнувшись слепой мордой в эту гадость, он накинулся на нее голодным зверем и в мгновение ока слизал все подчистую. После чего отвернулся от мамаши и, так же требовательно пискнув, упрямо пополз к моему сапогу. 
   Я пожала плечами и отступила, чтобы его не раздавить, а потом вообще отошла к дальней стене, после чего, опустившись на землю, попыталась немного подремать. Все-таки стрессы у меня накануне были ого-го. Неудивительно, что организм по-прежнему требовал отдыха. И я не стала возражать. Может, тогда меня отпустит это непонятное чувство апатии? И, может, тогда я все-таки пойму, что со мной происходит? 
   На этой, довольно-таки равнодушной ноте я закрыла глаза. 
   Однако спустя некоторое время в мое бедро снова что-то мягко толкнулось - упрямое, слабое, но явно живое и активно копошащееся где-то в районе колена. Пришлось ненадолго отвлечься и от волнами набегающего сна, и от назойливых мыслей, то и дело пытающихся его прогнать. Лишь для того, чтобы опустить взгляд и увидеть знакомую сморщенную мордочку все того же упрямого малыша, а затем тяжко вздохнуть (вот настырный!), развернуть его в обратную сторону и, подтолкнув для верности под зад, строго велеть: 
   - Кыш. 
   После этого я, видимо, все-таки задремала. Пережитое здорово сказалось на душевном самочувствии, потому что я снова спала долго и так крепко, что совершенно не слышала того, что происходит вокруг. У меня даже снов никаких не было. Как не было ни тревог, ни страхов, ни сомнений. Только смутно шевелилось где-то в груди вялое, неосознанное беспокойство, но и оно очень долго не могло вытащить меня из оков подозрительно глубокого сна, чтобы растормошить, помочь скинуть опасное равнодушие и напомнить о чем-то важном. 
   Открыв глаза во второй раз, признаться, я с немалым трудом вспомнила, где нахожусь и почему вообще сюда явилась. Мне пришлось потратить несколько долгих минут, чтобы вспомнить, кто я, как тут оказалась, и что вообще произошло. Но вот когда это все-таки удалось, я со внезапной ясностью поняла, что мое эмоциональное состояние заметно улучшилось. Вернее, что ночные тревоги не просто позабылись, хотя когда-то это казалось невозможным, но еще и потеряли свою остроту. Они словно стерлись, смазались, подернулись какой-то дымкой. Как будто это случилось со мной не вчера, а много месяцев назад. Так, что я успела и вдоволь нагореваться, и наплакаться, и выругаться в сердцах на несправедливость жизни. А потом потосковать, поговорить по душам с понимающим человеком, что-то осознать, понять, напиться до полусмерти, старательно обо всем забыть и... начать жить заново, будто бы ничего не произошло. 
   Причем, перемена эта была так разительна, притупившаяся и ставшая совсем глухой боль так слаба, а вернувшаяся память так настойчиво повторяла, что события эти случились лишь вчера, что я почти полчаса находилась в растерянности. Не понимая, в чем дело. Не имея возможности ни подтвердить, ни опровергнуть свои догадки. И будучи неспособной даже отличить, что случилось на самом деле, а что только приснилось в том воспаленном состоянии, в котором я пребывала некоторое время назад. 
   А потом мне пришлось опять отвлечься - на тихо посапывающий комочек, незаметно притулившийся на моей груди, в котором я с уже более оформленным удивлением признала все того же упрямого малыша. Правда, сейчас он показался мне немного крупнее, чем всего пару часов назад, более увесистым и каким-то... сытым. Как будто за время моего недолгого сна успел налопаться от пуза и здорово подрасти. 
   Наверное, именно этот факт подтолкнул меня к новым размышлениям и невольно заставил вспомнить о том, как буквально вчера мой призрачный брат умудрился забрать на себя мое раздражение. А немного позже - и нешуточную ярость, после чего я ощущала такую же эмоциональную истощенность, как сейчас. Но тогда к ней примешивалась и усталость физическая, поскольку вместе с яростью он вытянул и немало моих сил, а сегодня я чувствовала себя неплохо. 
   Интересно, это как-то связано? 
   Все же Тени и Твари - создания со сходной энергетикой. Иные способности и происхождение не могли не наложить на них отпечаток. Нежить в нашем понимании питается живой плотью. Призраки - чужой дейри. Оба вида изначально обитали под чутким присмотром Айда... то есть, в Тени, а значит... значит... что-то общее у них явно есть. 
   Но тогда получается, что произошедшие со мной метаморфозы, эта необъяснимая апатия и приобретенное неестественное спокойствие, благодаря которому я все еще не сошла с ума, это - дело рук кахгаров? Получается, что они не просто питаются живыми существами, а еще и умеют поглощать чужие эмоции? Чувства? Причем, чувства, если верить моим ощущениям, сугубо негативные? Ведь способность умиляться при виде малышей, удивляться, испытывать облегчение и даже намек на радость никуда не делась. Исчезла только боль, раздражение, злость, ярость... 
   От этой неожиданной мысли я резко села и во все глаза уставилась на спящего кахгарчика. 
   Вот так-так! А ведь, наверное, я права! И, наверное, даже права во всем!! Кахгары ДЕЙСТВИТЕЛЬНО умеют поглощать негативные эмоции! Они действительно способны забрать их, как делает это "Гор"! И они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могут ими питаться, не требуя от живых ничего больше!! Просто потому, что ничего иного им, может быть, от нас... 
   О боже! Да нет, не может быть! 
   ...и не надо?! 
   Ошарашено моргнув, я, как сидела, так и обмякла у стены старого логова, растеряно обдумывая эту новую мысль. Потому что, если я права, то получается, что на самом деле мы НИЧЕГО не знаем о Тварях. И НИЧЕГО не понимаем в тех, кого столько времени считали кровными врагами. Ведь если предположить, что все именно так, как я тут выдумала, то что же тогда в действительности нужно тем, кого мы бездумно и на века окрестили Тварями? Что им необходимо, если считать, что изначально они принадлежали иному измерению - Тени? 
   Попробуем обратиться к Учению. Что оно говорит на эту тему? Что Твари - это порождения Айда, созданные Им для того, чтобы пожирать неправедные души, которым не нашлось места ни в царстве Аллара, ни даже во владениях Мертвого Бога. Точнее, там упоминалось, что на самом деле Тень принадлежит не самому Айду, а Лойну - старшему богу, но тот вроде как энное количество веков назад отстранился от дел и отдал ее на откуп своему младшему брату. Хорошо, допустим. И допустим, что в Учении есть хотя бы толика правды. А теперь подумаем: что же такое души? Нет, что такое человеческие души? В упрощенном варианте, как я понимаю, душа человека - это его мысли, воспоминания, совокупность мотиваций и поступков, делающих его тем, кто он есть. А еще это - эмоции, чувства... все то, что психологи называют чувственной составляющей... и то, что, возможно, представляет для обитателей загробного (ну, назовите его как хотите!) мира... интерес. Вернее, для Тварей. Ведь должны же они, раз уж были созданы некими силами, как-то питаться? Должны что-то есть, раз уж в Тени нет ничего, кроме пустоты и самих Теней? Должны. А чем? Естественно, такими же Тенями, как они сами. Причем, чем больше Тень, тем легче ей найти себе добычу. Разумеется, если добыча не будет излишне быстра и строптива, как я в бытность своих полетов во сне и наяву. 
   Короче, все, как в обычном, живом мире, только с некоторой поправкой на иную реальность. А то, что это именно реальность, я, к примеру, уже могу сказать точно - сама там побывала, попробовала ее на вкус и даже сувенир оттуда привезла. Вон, на пятке еще шрам не до конца рассосался. 
   Отсюда вывод? 
   Вывод: Тень на самом деле существует. Не верите - спросите моих братьев. Кто уж эту Тень создал, вопрос второстепенный. Главное, что она точно есть. И главное, что ее населяют совершенно особые создания, умеющие (за неимением иного источника существования) питаться нашими эмоциями. Особенно, страхами, разочарованиями, болью. Если мало доказательств, как-нибудь спросите у первого попавшегося ребенка, верит ли он в Тень. Сто процентов гарантирую, что ответ будет положительным: дети к таким вещам гораздо более чувствительны, чем рациональные и насквозь зашоренные своими же сомнениями взрослые. Но мне никакого другого доказательства уже не требуется - все, что нужно, я уже потрогала, попробовала на вкус и, насколько возможно, изучила. А значит, данное обстоятельство можно признать реально существующим фактом. 
   Идем дальше. 
   Если Тень, как некая подреальность (или загробный мир, или мир мертвых, или царство Айда) и ее необычные обитатели существуют, то что случится, если в один прекрасный момент они вдруг окажутся в мире живых? Будут ли они хотеть кушать? Останутся ли у них прежние потребности и не появятся ли потребности новые? Отличные от того, что им требовалось в родном и насквозь знакомом мире? 
   Как там дядечка Дарвин говорил? Развитие вида - это результат естественного отбора? 
   А Тварей можно назвать отдельным видом? И можно ли как-то классифицировать? Ведь на отдельные подвиды мы их все-таки делим? Различаем фанр и тикс, кахгаров и хартаров, рирз и медянников? Значит, в чем-то - да, разделить их на классы можно. Но тогда чем они отличаются от других видов? Чем они хуже, чем те же медведи, волки, лисы и зайцы? Если законы мироздания едины для всех живых существ? Если и в Тени есть сильные и слабые, более сильный поедает более слабого, а более слабый из-за этого просто вынужден становиться более умным и изворотливым или же более быстрым и ловким? Чем они хуже нас, а? Только тем, что едят иначе?! Или тем, что, оказавшись в совершенно новых условиях, начали постепенно к ним приспосабливаться и учиться выживать? 
   Так всякая тварюга хочет жить. И всякая зверушка стремится воссоздать вокруг себя привычные условия. К примеру, в Тени нет солнца - и нежить боится этого нового для себя явления. Особенно когда выяснилось, что оно губительно действует на непривычную к его лучам шкуру. Или: в нашем мире все Тени рано или поздно обретают материальность. На время или навсегда - не суть важно. Потому что, быть может, это лишь протяженный по времени процесс, который проходит несколько стадий развития. Скажем, от состояния самой что ни на есть Тени - через несколько промежуточных этапов - к состоянию почти живого существа с несколько измененными потребностями, которые еще не дотягиваются до потребностей истинно живых, но уже здорово отличаются от потребностей прежних. Тех, о которых мы вообще ничего не знаем. 
   Такое возможно? И возможно ли, чтобы бывшие Тени из иного мира заняли промежуточное положение между живыми и мертвыми? Заполнили собой оставшуюся невостребованной нишу, которая отделяет этот мир от того? 
   По-моему, вполне. 
   Еще один момент в пользу данной гипотезы: мои сегодняшние приключения. То, что эмоции нахально изъяли, мне не приснилось. Хуже от этого, естественно, не стало, но неприятный осадок имеется. Больше потому, что сделано это было без спроса и без моего непосредственного участия. А вот результат налицо. И он уже не вызывает сомнений. 
   Хорошо. Но вы можете спросить: а почему же тогда нежить так упорно убивает? Если ей достаточно простых чувств и эмоций? 
   Ответ: пока не знаю. Но могу предположить, что наши эмоции служат для них своего рода приманкой, незримым зовом, сладкой заманухой, на которую они, оголодавшие и уставшие от ежедневных стрессов, летят со всех ног, не разбирая дороги. А что происходит с нами, когда мы видим эти пугающие создания? Правильно - пугаемся еще больше и вопим, что нас сейчас сожрут. А твари, может, сильные эмпаты. Может, наш ментальный посыл и бурное воображение воспринимают, как прямое руководство к действию? Видят, чего мы от них ждем, вот и жрут, потому что искренне полагают, что так надо. Им же никто не объяснял, как добывать эмоции у живых? Они знали только то, как надо поглощать их у мертвых. А разницу, может, не улавливают вовсе. Или не понимают, что к живому порой достаточно просто прикоснуться. 
   А может быть и другой вариант. Скажем, если Тварь невелика по размерам, то и пищи ей много не нужно. Поэтому, скажем, фанры не такие агрессивные, как увесистые кахгары. А крупным Тварям, чтобы насытиться, эмоций надо много. И людей с подходящими эмоциями тоже надо много. Может, им только негатив один нужен для сытости, а наш позитив для них сродни смертельной отраве? Кто ж их спрашивал? И кто проверял? 
   Кхм. 
   Я вдруг с интересом уставилась на сонно потягивающегося малыша, а потом перевела еще более заинтересованный взгляд на его сонную мамашу. Интересно, что будет, если я сниму амулет, подойду ближе и ни фига их не испугаюсь? Если не занервничаю, не начну думать о том, что меня должны непременно сожрать, и не примусь дразнить их своим бурным негативом? Ведь по какой-то причине вокруг Невирона много Тварей. Рядом с деревеньками по типу Горечей они тоже появляются с завидным постоянством, а вот Кречет с ними особых проблем не знал. Да и в каждом народе есть интересная мысль о том, что безмятежному духу даже смерть не страшна. 
   Может, это как раз такой случай? 
   Мне в моем нынешнем состоянии сделать это сейчас - раз плюнуть. Ничего не чувствую. Ничего не боюсь. Ничему не удивляюсь. 
   Сказано - сделано. 
   Решительно сняв с себя амулет некроманта, я отодвинула его подальше и быстро подошла к сонному кахгару, по-прежнему прижимая к груди сладко посапывающего детеныша. 
   Ну, подошла. Ну, постояла. Потом кашлянула, ожидая хоть какой-нибудь реакции. Снова подождала. Наконец, наступила кончиком сапога мамаше на лапу и выжидательно посмотрела. 
   - Доброе утро, - круглый красный глаз пронзил меня внимательным взглядом как копьем. - Как спалось? Ничего не снилось? 
   Наверное, я сошла с ума - дразнить кахгара в его логове. Оставаться там без защиты. Откровенно нарываться. И при этом не испытывать ровным счетом никакого беспокойства. 
   Самка раздраженно заворчала и негромко клацнула зубами, явно недовольная побудкой. Да и на меня глядела не слишком приветливо. Однако не поднялась, не набросилась, ни цапнула. Хотя осмотрела с каким-то недобрым интересом, явно заметив, что со мной что-то не так. 
   Я невинно моргнула. 
   Ну да, я точно сошла с ума. Да, мне сейчас все по барабану. Стою, улыбаюсь, рассеяно поглаживаю мурлыкающего котенка и думаю о том, что ему, наверное, через пару часов опять покушать надо будет. Да и второй скоро проснется. Тоже есть попросит. Хватит ли у нее "молока"? Может, мне придется кормить малыша снова? А то и за вторым присмотреть, потому что, как оказалось, они довольно милы и совсем не так страшны, как выглядело со стороны. 
   Какое-то время мы смотрели друг на друга, изучая со странным любопытством и неподдельным интересом. Я молчала, потихоньку теребя сытого детеныша. Тот блаженно сопел. Самец бессовестно дрых в дальнем углу, не видя, что я тут вытворяю, пока он не в курсе. А самка определенно думала. Оценивала. Сравнивала с чем-то и делала свои выводы. После чего спокойно отвернулась, положила голову обратно на лапы и закрыла глаза. 
   М-да. 
   Что и требовалось доказать. 
   Вернувшись в свой угол, я подобрала матово поблескивающий амулет и задумчиво покрутила его в руках, напряженно гадая, как же именно он должен работать, чтобы Твари не реагировали на его носителя. Гасить заманчивые эманации? Испускать какие-то собственные, чтобы они, подчиненные, как и везде, законам большой стаи, узнавали вожака? Или от него исходили какие-то другие волны, заставляющие их выполнять чужие приказы? 
   Вернусь, обязательно спрошу у Лина. Пусть попробует разобраться. А еще я обязательно попрошу его подумать над другим важным вопросом: а как именно самые первые Твари-Тени оказались на Во-Алларе? Вернее, с чьей помощью они сюда пришли? Причем, не просто пришли, а так умело и ловко приспособились? Научившись рыть норы, чтобы прятаться от солнца? Добывать себе пищу из того, чего раньше в жизни не видели? Общаться друг с другом, как это делают Старшие Твари? Быть разумными, как один мой знакомый "хохотун"? Как, наконец, они разделились на виды? И как вышло, что часть из них стала демонами, шейри, а часть так и осталась в полуразумном, зачаточном состоянии, в котором только и есть потребностей, что поесть, поспать и продолжить род? 
   А еще я у него спрошу: почему в Невироне мы наблюдали столь необычное явление, как Тени, умеющие становиться Тварями, и Твари, способные становиться Тенями? И не есть ли они - то пропавшее эволюционное звено между бывшими истинными Тенями и нынешними истинными Тварями? То самое, о котором я только сейчас подумала и которого просто не могло не быть, если считать мои предыдущие рассуждения верными? 
   После чего я заставлю своего мудрого демона сесть, велю ему внимательно подумать, а потом потребую мне четко сказать: кто и с какой целью создал в Невироне такой удивительный инкубатор? В котором новорожденные Тени (возможно, специально вытащенные из привычного мира) проходят длительный и трудоемкий период адаптации? Как с этим связаны Пирамиды, регулярно собирающие кровь у ничего не подозревающих невиронцев? Что было бы, если бы этих Тварей, пока еще только зреющих и совсем неготовых к жизни на Во-Алларе, вдруг разом выпустили на волю? И что случилось с ними в тот миг, когда мы разрушили одну из Пирамид и грубо разорвали оберегающее их заклятье, которое так долго не давало им перейти в какую-то одну ипостась? 
   Правда, чем больше я об этом думаю, тем сильнее мне начинает казаться, что ответы на эти вопросы лежат почти на поверхности. И что для правильного понимания происходящего остается только взять их в руки и внимательно рассмотреть. 
   

Пользовательский поиск
Просмотров: 664 | Добавил: $Andrei$ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
История 

 

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика